Вы здесь

Ивантер Алексей

Ивантер Алексей

Ивантер Алексей Ильич родился в 1961 году в Москве. Учился в МГПИ им. Ленина. В 1989 возглавил (совместно с Алексеем Сосной) издательство «Постскриптум». В настоящее время возглавляет проектно-конструкторское бюро амфибийной авиации. Автор книг стихов «Держава жаворонков», «Дальнобойная флейта», «Каменная правда». Живет в Москве.

Публикации автора:

«И кислый хлеб, и вязкое питье...» / Поэзия : №11 - ноябрь 2014

* * *

Геннадию Русакову

И я слетел с тарковского гнезда, и мне судьба першила кочевая, товарные свистели поезда, и слаще правды речь была живая. Я не ступал по выжженной стерне, держа штандарт затекшею десницей, не звезды путь указывали мне, не мчались вслед всполохнутые птицы, но за барачной хлипкою стеной общаги вертолетного завода делили мы с болеющей женой с соседями полсотки огорода, я сторожил писательский подъезд, я окна мыл, уран искал в распадках, канавы рыл, бежал из этих мест,...

«И кислый хлеб, и вязкое питьё...» / Поэзия : №01 (альт.) - январь 2014

 

* * *

Геннадию Русакову

И я слетел с тарковского гнезда, и мне судьба першила кочевая, товарные свистели поезда, и слаще правды речь была живая. Я не ступал по выжженной стерне, держа штандарт затёкшею десницей, не звёзды путь указывали мне, не мчались вслед всполохнутые птицы, но за барачной хлипкою стеной общаги вертолётного завода делили мы с болеющей женой с соседями полсотки огорода, я сторожил писательский подъезд, я окна мыл, уран искал в распадках, канавы рыл, бежал из этих мест,...

Над русской тишиной / Поэзия : №11 - ноябрь 2012
* * *

Ну, не горюй, моя мадонна, ну, не выискивай улик: ведь человек — не из бетона, он слаб, но в слабости велик. Велик, когда встаёт из грязи и жить решает по уму, велик, когда перечит князю, а после бьёт челом ему, когда себя изобличает, горит, как тонкая свеча, велик, когда долги прощает, и умирает, не ропща. Велик сомнением толиким и верой в нашу колею, велик стыдом своим великим за жизнь греховную свою. Когда одним стыдом, нам данным, лишь им палимы изнутри, встаём мы в полный рост...
«Соловецкий ангел пролетает...» / Поэзия : №06 - июнь 2011
Из всех полегших за Россию в глухие темные года у Бога смерти попросили, наверно, многие тогда. Сибирь как яблоню трусили, в поселках томских храмы жгли. Из всех полегших за Россию мне жальче эту соль земли. В тайге сентябрьской и апрельской среди багульника и хвой лежит в воде священник сельский с отрубленною головой. Из всех полегших за Россию — не за понюшку табака, приснился мне отец Василий, убитый томской Губчека. Кому по вере и по силе, а он у Господа в паю. Идет-несет отец Василий в холстине голову свою. И что мне с этой головою, в какую мне сокрыть траву за Искитимом, Луговою усекновенную главу? Прости меня, отец Василий, что разумею, но дышу. У всех полегших за Россию себе прощения прошу. Отец Василий, это ты ли? Ты отпусти мои грехи, мне протяни Дары Святые из замерзающей реки. Дожди падут, снега растают, где народился — то люби. Плывет гусей шальная стая, и нету храма на крови. Журчит-течет вода святая по Искитиму и...
Горит-горит-не-обгорает / Поэзия : №05 - май 2010
Поле с белыми маками за глухими оврагами,
где окопы запаханы, а пехота оплакана,
где под талой водицею, под землицей дубелою,
под полёгшей пшеницею с костью чёрной да белою,
по январскому холоду, по удушью по летнему
эти буйные головы никогда не последние…
И стоят не колышутся дерева по-над пашнями,
пенье тихое слышится над живыми и павшими,
над дорогой идущими, над с дороги сошедшими,
над в далёко зовущими, над до срока ушедшими…
Но под сладкой рябиною, под калиной горчащею
ты лежишь непалимая, светом...
Яблоки в детских колясках / Поэзия : №01 - январь 2009
Оградка белая, водица голубая… За что ты, Родина, любила раздолбая и на руки горячие брала? А руки пахли мёдом и навозом, сухим помётом, утром нетверёзым, объедками с господского стола. Скакал трамвайчик-стёклышко-цветное, и не кончалось детство заводное, размазанное маслом по стране. Там Кандалакша, дедушкино «Вильно», там три могилы во степи ковыльной, одна — стальная — на балтийском дне. Оградка — сломана, водичка — гниловата. Всё та же Родина — любима и поддата от речки Вологды до речки Колымы. Мы тут живём, и в волчью жизнь играем, и хлеб жуём, и молча умираем, и лёгким словом остаёмся...
«Бесора, бесора...» / Поэзия : №06 - июнь 2008
ПАМЯТИ ЕВДОКИИ
И БОРИСА
Вся Россия голодала,
Чуть жила на холоду…
Арсений Тарковский

Дуся по миру ходила,
Побиралась в холода —
Снег месила, ей от силы
Было десять лет тогда.

Между Пнёво и Лунёво,
От Сушигориц в метель
До Язвихи, а там снова
Не в Крылово, так в Сабель.

А в избе у бабы Веры
Восемь — мал меньше мала,
За оврагом волки серы,
Не звонят колокола.

Что ж не бьют по Никонору?
Больше не во что звонить...
В мёрзлу землю в эту пору
Тяжко бабам хоронить.

Скрип от санок... Где вы, где...