Вы здесь

Кроних Григорий

Кроних Григорий Андреевич родился в 1966 г. в Новосибирске. Окончил Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта. Автор нескольких книг прозы. Работает журналистом. Живет в Новосибирске.

Публикации автора:

Церковь служащих / Проза : №11 - ноябрь 2015

32.

— Лизавета, опять все проморгала?! — спросил шеф с порога.

— Антон Александрович, случай неординарный! Я работаю, но кто ж мог предположить…

— Выборы идут, что тут думать? За конкурентами смотреть — первое дело. А ты узнаешь, когда вся мэрия жужжит.

— Может, убрать эту скульптуру по-тихому?

— Он подумает, что испугался.

— Кто?

— Дима, конечно. Что ты тупишь! Я тебя, Лизавета, не узнаю. А чужие мне в команде не нужны, у меня команда из своих. Поняла?

Лиза кивнула.

— Я — своя, Антон...

Церковь служащих / Проза : №10 - октябрь 2015

1.

Ну что за едришкин шиш! — Лиза запустила пятерню в утренний ирокез. Что за волосы! Даже короткая стрижка деловой женщины с утра дыбом стоит. А еще короче стричься она не может, потому что ее должность не только деловая, но и государственная — руководитель пресс-службы мэрии. Чиновникам всяческие крайности противопоказаны. Вот мэр Путята — всем был хорош, народ Путяту любил, но когда его в Кремле пару раз перепутали с известным комиком Хлоповым и попросили автограф — всё,...

Дневник Булгарина. Пушкин / Проза : №03 - март 2014

Глава 7.

 

1.

 

Лолина! Она готова вернуть мне свою любовь! Я прожил день, твердя вновь обретенное дорогое имя. Влюбленному человеку для счастья любви много, достаточно одного слова.

С полудня я начал собираться на свидание, вышел за час и наткнулся на курьера из Третьего отделения.

Ваше благородие, вам письмо от его высокопревосходительства! — курьер протянул мне свернутый лист.

Я нервно сломал печать и развернул записку. «Дорогой Фаддей Венедиктович, прошу Вас по получении немедленно явиться...

Дневник Булгарина. Пушкин / Проза : №11 - ноябрь 2013

Глава 1.

1.

Я вышел на крыльцо и захлебнулся. После жарко натопленного кабинета сырой майский ветер кажется заряженным лихорадкой, как пушка шрапнелью. Так и мечет в лицо. Прохожие льнут к стенам домов, караулят приподнятыми руками шляпы. Оставленный извозчик наконец тронул лошадей, подкатил. Запахнув плащ до горла, я сел в возок.

— Обратно едем, да поспешай!

Такой окрик обеспечивает обычную езду. А не скажешь — так и заснет на облучке…

Зачем он так топит? Сам ведь в глухо застегнутом мундире...