Вы здесь

Мельник Александр

Мельник Александр

Мельник Александр Васильевич родился в 1961 году в Молдавии. Окончил Московский институт геодезии и картографии. Публиковался в поэтических сборниках и альманахах России, Латвии, Бельгии, Великобритании, Израиля и Финляндии. Живет в Бельгии.

Публикации автора:

Открытие Байкала / Публицистика : №11 - ноябрь 2013
В начале октября 1982 года я распрощался с родителями и уехал на поезде из Молдавии в Москву, откуда из Внуково за шесть часов добрался до предписанного мне места работы. Руководство третьего геодезического предприятия ГУГК (Главного управления геодезии и картографии), куда я был распределён, находилось в Чите, поэтому мне пришлось лететь сначала туда на встречу с начальником предприятия Петром Ионовичем Пахольчуком. Из Читы я на поезде переехал в Улан-Удэ и не без труда нашёл двухэтажное здание конторы Объединённой комплексной экспедиции № 44, в которую 5-го октября меня и приняли на должность инженера на полевые работы. Начальником экспедиции был Анатолий Яковлевич Гиенко, опытный геодезист и въедливый администратор. Своё место работы я и мои друзья называли коротко — экспедиция. Под этим словом в наших кругах понималась именно контора, а не путешествие с научно-производственными или исследовательскими целями. Последнее описывалось другим, ещё более коротким словом — поле. Экспедиция располагалась в переулке с романтическим названием «Тупик суконной фабрики». Здесь мне предстояло отработать по распределению три года. Мысль о том, где я буду жить и работать после этого срока, меня не беспокоила. Наивное дитя эпохи, я был уверен в будущем и планировал со временем переехать в западную часть страны. А пока что меня и другого молодого специалиста, бурята Борю Базарова, поселили в общежитии на улице Павлова, в городском районе с громким именем «Саяны». Общежитием служила двухкомнатная квартира на первом этаже обычной пятиэтажки. В ней, кроме нас с Борей, жили — кто постоянно, кто временно — ещё человек пять-шесть, все геодезисты и техники. Лица многих из них не были обезображены интеллектом, по вечерам проходили нескончаемые пьянки, мужики приводили каких-то неопрятных девиц — мне было противно во всём этом участвовать. Ещё в конце пятого курса я совершенно перестал пить и курить. У меня не было никаких противопоказаний, и я не давал никаких зароков, мне просто было интересно посмотреть на жизнь с другой, трезвой стороны.