Вы здесь

Михайлов Станислав

Михайлов Станислав

Михайлов Станислав Геннадьевич родился в 1962 году в г. Полевской Свердловской области. Окончил Алтайский государственный институт культуры. Стихи публиковались в журналах «Сибирские огни», «Крещатик», «Новая Юность» и др. Автор поэтической книги «Июлия». Живет в Новосибирске.

Публикации автора:

День синиц / Поэзия : №12 - декабрь 2016

* * *

так сибирь оглушила зима,

что на голос уже не пробиться.

и мелькают в немой синема

люди — люди ли? — чужие лица.

глухоты вездесущая тварь

так накрыла сибирских полсвета,

что заученный в детстве букварь

без примера живет и предмета.

так, наверное, ищет слепой

равновесья на пляшущем трапе,

так любви бескорыстной тропой

от утраты влачится к утрате.

так в часах истекает песок,

отверзая могильные глины,

так сиротский дрожит голосок.

снег да снег. снегири и рябины.

так отъезжих осин и берез

меркнет отсвет...

«На дне залива дремлет Тициан...» / Поэзия : №12 - декабрь 2014

* * *

То слух подсекает и сердце сечет,

То молкнет, но звук непрестан.

Слышна и невидима, наперечет

Болотная птичка в оконце течет:

Не зван и не назван, а кто позовет,

Тот тоже не назван, не зван.

 

И водка не лезет в обметанный рот,

И воет голодный обоз.

Сбежать бы пора, но встает в окорот

Прасковья Иванна — одна за народ…

Что свет не прольется и дождь не пройдет

В окрестные рожь и овес.

 

Колючие звезды обсыплют погост

На все времена, имена…

И сложенный вдвое родительский рост,

И форест форева, и евоный...

«Он любовался их беспечной жизнью…» / Поэзия : №12 - декабрь 2013

 

* * *

 

Лампа черная, пыльная,

Вертикаль жалюзи.

Снега линия синяя.

Семимильная жизнь.

 

На столешницу желтую

Тень немая легла,

За гремучей щеколдою

На снегах пепела.

 

Щегловитого пасынка

Посадив на мешок,

Бесприютного праздника

Отрезаем вершок.

 

Под хурмою и брынзою

Отцветают холста.

Над бесцветною прозою

Вечный уголь Христа.

 

Подмалевок — напраслина,

Перепутав цвета,

Разливается красная

На миру нищета.

 

Он пожаловал грешницу

Всепрощеньем своим.

 

Лист возлег на столешницу.

Свет раскрылся над ним.

 

 

* * *

Зине на год

...

Тоска по худшим людям / Поэзия : №09 - сентябрь 2012
* * *
Ташкентцам Сиду и Паше

тоска по худшим людям не дает
опомниться и лучших приумножить
присутствием своим (одним), труба зовет
к улыбке, то есть натяженью кожи.

ну, улыбнись, простак, ну, шутку оцени,
прощенный блудный сын, уже не сын, но совесть!
я не твоя печаль — я — садриддин айни.
азийский переклад в готическую повесть.

а скажешь: самарканд, а вспомнишь: бухара.
обидная судьба — жить в западной сибири —
сид янышев сказал, и кончилась жара,
и лирик превозмог навязчивый делирий.

все это не стихи,...
Маленькая Орфеада / Поэзия : №12 - декабрь 2011
1.
На берегу реки ни человека.
И надобы в соседстве этом нет.
Цветущая затопленная ветка
Всплывает… и целует белый свет.
Выскакивают ласточки из глины,
Бьют по глазам, суют солому в рот.
С чего я взял, что слышу окарины
Тяжелый, влажный, низкий перелет?
Ни человека, ни реки, ни взора,
Объявшего все отмели окрест,
Не надо мне — безмолвие узора
Обской волны глаза мои не ест.
Я равнодушен и равновеликой
Исполнен пустоты — воды, песка…
Орфей, не причитай над Эвридикой,
Се опера… и маска с потолка.

2.
Речь...
О, Дожде-дожде... / Поэзия : №12 - декабрь 2010
О, Дожде-дожде! — и промолвим лишь
Не возроптавши.
Заречных сёл ты жажду утолишь,
На сёла наши,
О, Дожде-дожде, капли ни одной,
Ни малой капли,
Ни даже нам чешуйки слюдяной
Из клюва цапли.
Полнеба белой молоньей сожечь,
Поворотиться,
Возрадовать игрой покатых плеч
И не пролиться.
И только то, и только то, и то…
Стихают громы.
А на заречном берегу, на том
Мокры хоромы.
На том стоим, они нам говорят.
А что они нам?
Помолимся и высадим ребят
По их малинам.
В «ЖЖ» поднимут за сухой народ
Ремни и вожжи.
Ну, не томи,...
Береговая / Поэзия : №12 - декабрь 2009
Если можешь, скажи акварелью,
Небо влажным мерцанием тронь,
И вослед за шатровою елью
Стань ладонью и падай в ладонь.

Акварелью томительно синей
Задыханье и робость скажи.
Утаи во второй половине
Горечь первой, второю свяжи

Половиною жизни проточной
Облаков переменчивый строй.
Сухость древнюю речи подстрочной
Назови нелюбимой сестрой.

Дай ей, скареде, вдосталь напиться,
Стань водою, омывшей гортань,
Над равниной, что пылью дымится,
Дождевою громадою встань.

Пусть испачкает глиною вязкой
Быстротечные длани...
Последний трактир у заставы / Поэзия : №12 - декабрь 2008
Светлане Кековой


Что там в тетради рисует приезжая,
Дева больная?
Ива ли плачется ей побережная,
Прядь подбирая?

Грифель графитовый крошится, крошится…
Что здесь такого.
Около озера ходит художница
Кисти Крамского.

Мокрый квартет облепихи, черемухи,
Мальвы, калины.
После Ван Гога не пишут подсолнухи,
Пух тополинный

Падает, падает до невозможного
Солнцепаденья.
Нет никакого счастливого прошлого,
Кроме смиренья.

Грудь прищемила ли жимолость свежая.
Жизнь пробежала?
Всё, что художница эта приезжая
Не...
Дом в Каракане / Поэзия : №12 - декабрь 2007
Осень. Старая яблоня станет цвести —
Глаз не спрятать и пыльных стихов не спасти.

Так, лишь веткой корявой коснулась стекла —
И сдалась двухтумбовая крепость стола.

Молодая старуха, гони их взашей —
Толстокорых писателей со стеллажей.

Бледно-розовый цвет, свежий ветер тугой,
Крест окна над окрестностью жизни другой.

Сладко яблоня стынет в рассветном дыму,
Белый яблонный свет на ладонь подыму

И пойду говорить всем подряд, как Басё.
Что не все идиоты, и в прошлом не всё…

А от яблони кругом пойдет голова,
А...
Среди цветов не стыдно умереть / Поэзия : №12 - декабрь 2006
На дне залива дремлет Тициан.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Венеция? — Воды, официант!
Бокал подносит с ледяною рожей,
Как будто он и впрямь потомок дожей
И на паях содержит ресторан.

На дне залива дремлет Тициан,
Удрав из венецийских декораций
В гортанный бор, сосновый Каракан,
Где надобности нету притворяться
Вельможным старцем на виду у дур,
Их «силикон» в гипюре «от кутюр» —
Раскормленные долларами сиськи,
Мужья их, жирно пахнущие виски…
За мнимой позолотой сплошь...
Внутренняя Азия / Поэзия : №11 - ноябрь 2003
Ну, здравствуй, ласточка, уж век я беспробудно
Не пил, не плакал, не тобой дышал.
Пошли, судьба вакхического бубна
Безумье сладкое под плёткой в восемь жал.

Ты возвращаешься, ты кружишься над смятыми
Домами города с дымами прошлых лет.
И весь воздушный фронт продут пассатами,
И свет в игольное ушко продет.

Ты мне безбожно врешь, не низкому притворству,
А юному насмешеству верна.
Такие крыльями отмахиваешь версты
Не зная устали и не гадая сна.

Давай обнимемся, остались до разлуки
Не день, не два, а горсть...

Страницы