Вы здесь

Из китайского блокнота

Александр РАПОПОРТ





ИЗ КИТАЙСКОГО БЛОКНОТА






Леониду Рабичеву

* * *
Над императорским дворцом дрожат стрекозы. В их выпуклых глазах отражены
наполненный зацветшею водою овальный ров и черепица крыш.
К ступеням, выходящим из воды, кормой приткнулась вёсельная лодка
и утвердилась, точно знак ухода. По слухам, император не вернется.
Он отбыл по-английски, не простившись, и трона никому не передал.
Архивы сожжены — в жаровнях пепел. Но сохранился лист из дневника:
…Мы утром уезжаем. В старом парке калека, изувеченный несчастьем,
обязан петь для услажденья слуха, и я спросил: «Чем ты займешься завтра?»
Он пенье оборвал и улыбнулся: «У нас у всех другая жизнь начнется…»
Единственный, кто радость не скрывает, — ребенок-император, никогда
Запретный город он не покидал и жадно ожидает впечатлений.
Ну что ж, он их получит… Ну а я сегодня отпустил своих наложниц,
со мною остаются только две: Дикий имбирь и Рыжая куница,
по сути, мы давно — одна семья.
С падением династии начнутся смущение умов, мятеж провинций
и распри, полных семь десятилетий — жизнь поколения — они продлятся.
В нелегкий час мы начинаем путь, вражда и смерть царят на всех дорогах…



* * *
— Белый цвет это смерть? — Это как посмотреть…
— Желтый — цвет высшей власти? — Золота, от коего все напасти.
— Оранжевый — путь к нирване? — Цвет митинга на майдане.
— Красный: радость, веселье? — Кровь, огонь и насилье.
— Зелёный: алчность и злоба? — Или верность пророку до гроба.
— Синий: смелость и твердость? — Ледяные холод и гордость.
— Черный: честность и прямота? — На могильном камне черта.


* * *
Множится и дробится блик на морской воде,
волну, что его волнует, такая же сменит волна,
а мне не дано повториться уже никогда, нигде,
и ты, лежащая рядом, не будешь повторена.


* * *
Как в забытой детской игре,
монастырь стоит на горе,
чтоб подняться к нему всем чертям назло,
нужно, чтоб тебе повезло.
Туда долго лететь, долго плыть по реке,
и пожитки свои таскать в рюкзаке,
и когда теченьем снесет весло,
нужно, чтоб тебе повезло.
И когда на одной из горных дорог
неожиданно камень уйдет из-под ног,
и забудешь имя, год и число,
нужно, чтоб тебе повезло.
Удаляйся от тех, кого, словно сосуд,
упакованный в тряпки, в паланкинах несут,
обходи их, как мудрый обходит зло,
не считай, что им повезло.
Всё, что ты повстречаешь в горах Лао Шан,
нипочем не купить в магазине «Ашан»,
и когда доберешься до монастыря,
чтоб усилья твои не пропали зря,
не забудь попросить зело:
«Сделай так, чтоб мне повезло».


* * *
Нефритовый заяц живет на Луне.
В безоблачную ночь можно увидеть,
как он толчет порошок бессмертия
алмазным пестом в гранитной ступе,
в полном одиночестве взвешивает, смешивает…
Лишь он знает рецепт,
но не знает — для кого;
старинный поэт, писавший о лунном зайце,
бессмертие уже получил.