Вы здесь

Можжевеловые ноги Марлен Дитрих

Андрей ЖДАНОВ
Андрей ЖДАНОВ




Можжевеловые ноги
Марлен Дитрих




Мало кто знает об этом,
но у Марлен Дитрих были деревянные ноги.
Суковатые палки из можжевельника.
Она всегда носила тёмное длинное платье
и то, что скрывалось под ним,
как уже было сказано выше,
могли видеть немногие.
Когда она пела,
говорят,
её голос пробирал слушателя до мозжечка.
Или до какой-нибудь другой железы,
скрытой от глаз простодушного мужика,
зашедшего выпить пива в кабак,
не от нужды
выпить пива,
а с намереньем послушать чудесный голос
за честно заработанные рейхсмарки.
Во время своих выступлений Марлен
тихо-тихо поскрипывала под бархатом платья
можжевеловыми ногами.

Мало кто знает,
что эти длинные суковатые палки
госпоже Дитрих поставил один из поклонников —
хирург. Имя его, к сожалению, осталось скрыто
историей. Известно лишь то,
что в 1935 году у него была частная практика
неподалёку от Вены.
Двухэтажный особняк, окружённый яблоневыми деревьями
и акациями.
Оснащённый, для своего времени,
современной лабораторией
и помещением,
где его пациенты проходили курс реабилитации.
Известно также,
что его услугами в разное время,
кроме фрау Мадлен,
пользовались Сара Бернар и Альфред Нобель.
Про Сару Бернар тоже никто не мог сказать,
что она показывала кому-то свои щиколотки.
Гер Нобель всегда носил брюки и высокие сапоги.

Когда были опубликованы воспоминания Марлен Дитрих,
а в них упоминался некий хирург без имени,
выяснилось, что он любил попутешествовать.
В частности, однажды он надолго покинул Австрию
и проехал через Россию.
Это было в двадцатых годах прошлого века
и страна тогда называлась иначе.
Короче,
его занесло в какие-то сибирские горы и там он
решил добраться до одного труднодоступного водопада.
Зачем ему это было надо —
он, видимо, не знал сам.

Усердный лодочник
переправил его через безвестную реку.
Как потом говорили местные старики —
когда маралу не хочется, чтобы ему отпилили рога,
он начинает рассказывать байки о том,
из чего получилась вселенная,
ага,
причём пользуется при этом
человеческим языком.

Итак!
Хирург перебрался через реку
и пошёл напролом
по крутому берегу,
который проще назвать — отвесный склон.
Добрался до своего водопада и пошёл назад.
Вот на обратном пути-то
он и подобрал несколько длинных суковатых можжевеловых палок.
«Хорошие могут получиться ноги для Сары Бернар
или Марлен Дитрих», —
думал он, карабкаясь по скалам
и хватаясь за твёрдые корни.

Переплавляя его через реку обратно,
лодочник умолял хирурга не позориться
и выбросить в воду коряги.
Но хирург только улыбался и коротко, на плохо знакомом русском, отвечал:
«Хорошие будут ноги».

И вышло так,
что Марлен Дитрих потеряла-таки
свои нижние конечности и обратилась к безвестному хирургу,
который (а она об этом не знала)
был в неё безумно влюблён.
По крайней мере, на это указывал золотой медальон,
вытащенный при вскрытии хирурга
из недр его желудка,
после того как он был умерщвлён,
в небольшом уютном концлагере,
неподалёку от Вены и собственной клиники
в чуть менее уютной газовой камере.

Каким же образом госпожа Дитрих лишилась ног?
Почему ей понадобились можжевеловые палки?
На эти вопросы никто до сих пор ответить не смог.
Только бывший в то время министр пропаганды,
оставил в своём дневнике,
который хранится сегодня в одной из частных коллекций,
короткую запись:
«О, Марлен!
Безжалостный голос Бога!
Я не сплю и не ем,
я попался в твой плен,
как мальчишка и жду перемен.
А сегодня —
моя жизнь — пустая дорога,
по которой иду и иду,
опираясь на сухую клюку».
И зачем-то поставил подпись и дату:
Пауль Йозеф Геббельс. 1937.04.15.
Наверное, хотел передать ей этот листок, как записку,
но потом испугался или просто забыл.

В любом случае:
Можжевеловые ноги —
это просто чудеса,
на такие ноги Боги
обувают небеса.

Когда был найден данный текст,
исследователи-литературоведы пришли в некоторое недоумение:
из текста явно вырисовывался портрет не Марлен Дитрих,
а Эдит Пиаф,
однако,
уже ничего нельзя было сделать…