Вы здесь

На маленькой террасе

* * *

Читай стихи, на лайки нажимай,

Ворочай уголь, вспахивай гектары,

Верь в декабре, что будет Первомай,

Не пей, не лги, умей держать удары,

Из черепа крамолу удаляй,

Размножься в обязательном порядке,

И никогда себе не позволяй

Забиться в истерическом припадке,

Убей в себе раба, убей жлоба,

Прости плебеям пошлость и измену –

И скучная прекрасная судьба

Достанется тебе всенепременно.

 

* * *

Ну хватит, пока не свихнулась,

Чертить закорючки свои!

Как будто бы жизнь качнулась

От нелюбви – к любви.

 

Как будто бы внутривенно

Что-то тебе ввели.

Не ты ли обыкновенна,

Не твой ли корабль на мели?

 

Но – сталкиваешься с теми,

Кто нежит глаза твои.

И – нервная эта система,

Хоть режь ее, хоть трави.

 

* * *

В душистом воздухе предместий,

Где лопухи и лебеда,

Последних отзвуки известий

Рассеиваются без труда.

 

Наверх засмотришься с зарею:

Звезда и плюс еще звезда.

Вот их соединить прямою –

Так приведет она куда?

 

Сидишь на маленькой террасе

И медитируешь на Обь.

Теряйся, деточка, теряйся,

В предместьях раствориться чтоб!

 

Осе по морде наглой врежешь,

Сорвешь мускатный виноград…

А запахи-то – те же, те же,

Что триста лет тому назад.

 

* * *

Не сопротивляйся. Тихонько спи

В постели из цветочных лепестков.

Душа – не собачонка на цепи,

Не речка, вышедшая из берегов.

Не знать, кому она принадлежит –

Подарок милосердных высших сил.

Не говори: «Я влюблена», – скажи:

«Спасибо».

 

* * *

Пальцы пахнут медными монетами.

Так вперед, солдаты доброты!

Закидаем всех врагов букетами

И пересчитаем все цветы.

 

Эта жизнь, как мелочь золотистая,

Бьет под дых, перевирает сны

И пугает мелкими убийствами.

Мелкие убийства – не страшны.


 

КОНЕЦ ЛЕТА

Незагоревший палец под кольцом.

Собака ест с ладони эскимо.

И юноша с обиженным лицом –

Не мой герой, а персонаж кино.

 

Незагорелый пылкий дистрофан,

Участник сексуальных эскапад.

Кусочек жизни делим пополам,

Встречаясь наугад и невпопад.

 

Мы лета уходящего ломоть

Кусаем и глотаем, не жуя.

Кусочек сердца – нет, не отколоть,

И не пытайся, деточка моя!


 

* * *

Есть смутный кайф в ленивой пластике сюжета,

Когда движенье невозможно угадать.

Всё – в глубине, как затонувшая монета,

Ни разглядеть, ни прикоснуться, ни отдать.

 

Есть пошлый привкус в ощущеньи перспективы,

Навек заученной, как гамма си минор.

Вот лошадь, скажем, – ей неведомы мотивы,

А только запахи, движенье и простор.


 

* * *

На игрушечном паровозе

Никуда не уехать нам.

День, как девственница, нервозен

И не делится пополам.

 

В непрочитанные романы

Мы опять уходим пешком –

Вечно пьяны, непостоянны,

Оттого и идем легко.

 

Незнакомые птицы воркуют,

Ядовитые травы дрожат –

Вот такую, такую, такую

Жизнь и хочется продолжать!