Вы здесь

Новосибирская летопись Владимира Шамова

Шамов В. Новосибирские десятицы. Размышления об истории моего города. — Новосибирск, 2017
Файл: Иконка пакета 12_fedorischeva_nlvsh.zip (12.11 КБ)

Лишь сегодняшний день осязаем. Ушедшее отступает в тень, грядущее понемногу показывается из тени. Проникнуть в загадки будущего человеку, вероятно, не дано. Но в его власти сохранить образ прошлого во избежание пустоты, которую способна породить историческая неприкаянность. Человечество нуждается в познании мира. А уменьшенная модель мира — родной город.

Новая книга Владимира Шамова «Новосибирские десятицы. Размышления об истории моего города» — масштабный, звучный призыв посмотреть в глаза прошлому Новосибирска и оценить его красоту. Автор скрупулезно запечатлел каждый год жизни сибирской столицы с самого ее зарождения, не упустив, вероятно, ни единой детали. Первостепенного значения факт о переносе сибирского центра из Омска в город Новониколаевск в 1921 году соседствует с акцией (как бы выразились сегодня) помощи голодающим в Поволжье. Автор уделяет внимание и открытию Дома моделей в 1949-м, и визиту Юрия Гагарина в 1962 году. Он считает равно важным упомянуть и о выходе первого номера журнала «Сибирские огни» в 1922 году, и о введении пятидневной рабочей недели в 1967-м. Резко выделяются эмоциональным накалом главы о гражданской, а после — о Великой Отечественной войнах, напряжение и скорбь сквозят в главах о тридцатых годах. Кропотливо собирающий факты по крупице, Владимир Шамов создал настоящую энциклопедию, удобную для использования: открывай на любом интересующем временном отрезке и узнавай, чем он был славен.

Но если это энциклопедия, то — философская, поскольку каждое десятилетие, озаглавленное по-особому, сопровождается размышлениями автора об исторической судьбе города и страны в целом, так как одно от другого неотделимо. Владимир Шамов стремится к объективному взгляду, но нередко высказывает собственные оценочные суждения, пропуская излагаемый материал сквозь призму личных переживаний и убеждений. Философская энциклопедия написана не коллективом исследователей, а одним-единственным человеком, который не считает нужным скрывать свою личность. Присутствие автора придает тексту живость и непосредственность, выражаясь в сказовых инверсиях, мягких юмористических вставках и прямых обращениях к читателям. Используются — правда, в виде исключений — личные воспоминания и опыт. Иные факты включены в текст без пояснений, другие сопровождаются отступлениями. Порой проводятся параллели между прошлым веком и нынешним, даже даются рекомендации, адресованные горожанам и власти. Отдельные статьи поделены на четкие смысловые сегменты, другие изложены вольно, что придает тексту свой колорит и, нарушая графическое единообразие, лишает его монотонности.

Но главное — какие бы события ни описывал автор, в строках его неизменно сквозит гордость, сопереживание и неподдельное любование историей Новосибирска. «Любите ли вы Новосибирск так, как люблю его я?» — как бы спрашивает автор у своего читателя, перефразируя расхожую цитату из В. Г. Белинского. Читая книгу Владимира Шамова, в полной мере ощущаешь: есть чем гордиться и любоваться, есть что любить, даром что привыкли с детства слышать о молодом городе, не насчитывающем даже полтораста лет. Да, он молод. И в этом его сила, ибо молодым свойственно презирать трудности, перешагивать их шутя. Пожалуй, более всего подкупает в этой монографии обращение к психологии Новосибирска (да, именно так) и созданный в результате портрет юного гиганта города, вышедшего из тайги и жадно вбирающего в себя знания, впечатления, события. Чаще других встречаются слова «новый» и «первый» — в них сконцентрирована вся глубина чувства автора, в них — ключ к авторской концепции. Прошедший путь от Нового поселка до Новониколаевска и Новосибирска, город не уставал открывать для себя мир, в котором то и дело что-нибудь происходило впервые: построена первая школа, выбран первый староста, состоялось первое избирательное собрание, открылся первый вуз, построены первые девятиэтажки. И слово «ПЕРВЫЙ» каждый раз торжествующе пропечатано прописными буквами. Новосибирск и сам не раз становился первым, опережая других: в нем открылся первый за Уралом ТЮЗ, впервые заработали редкие промышленные машины, было запущено первое за Уралом метро!

Неисчерпаемый заряд жизненной энергии помогал городу преодолевать все испытания: политические игры, лишения и смерти военных лет, эпидемии, суровый климат, стихийные бедствия. Город желал расти! Конечно же, возводился он не сам по себе, а руками тысяч людей. Имена многих из них, знакомые нам по названиям улиц и площадей или достойные быть увековеченными, вписаны в эту книгу.

Еще в нее включены десятки уникальных фотографий, иллюстрирующих поэтапные преобразования во внешности Новосибирска. На самых первых из них город настолько далек от современного облика, что едва воспринимаешь эти снимки. Силишься представить, что было, когда не было почти ничего, — и не можешь. Однако день за днем, год за годом город приобретал все более привычные черты, и вот, переворачивая очередную страницу, с радостью узнавания видишь поднявшееся из строительной пыли здание Торгового корпуса, за ним — Дома Ленина, а дальше — «Стоквартирного дома». И из рассыпанных по необъятному пространству двухэтажных домишек, льнущих друг к другу, постепенно рождается облик Новосибирска, каким мы видим его ежедневно.

Все объемнее и объемнее от года к году становятся статьи, повествующие, чем жил и дышал город, но читать их не менее (скорее, даже более) увлекательно. К сожалению, летопись Новосибирска обрывается на 1992 году. Очень многое осталось за кадром. Возможно, однажды автор будет готов сказать и о приметах двадцать первого века. Книга же его представляет огромный интерес для вдумчивого читателя уже сегодня, ибо следует проникаться не только близким, но и далеким, а привязанность к своему, родному и потребность в самоопределении — хочется верить — всегда живут в нас. Возможно, открыв «Новосибирские десятицы», многие совершенно неожиданно для себя найдут ответы на давно волнующие их вопросы.


 

Юлия Федорищева