Вы здесь

«В его минуты роковые»

Штырбул А. А. Дожить до сентября. Судьба поэта Юрия Сопова: историко-литературное исследование с приложением самого полного собрания произведений Ю. Сопова. — Омск: Изд-во ОмГПУ, 2015. — 284 с.


 

Представляемое издание найдет своих читателей и среди интеллектуалов, в преддверии 100-летней годовщины русской революции 1917 г. размышляющих о том, почему Россия пошла по «красному», а не по «белому» пути, и среди эстетов — ценителей поэзии серебряного века. Перед нами книга историка — автора вышедшей в 2008 г. монографии «Политическая культура Сибири: Опыт провинциальной многопартийности (конец ХIХ — первая треть ХХ в.)», написанная о поэте — и написанная человеком, поистине влюбленным в тонкую и трагическую лирику Юрия Сопова, гибель которого летом 1919 г. при взрыве в омской резиденции Верховного правителя России адмирала А. В. Колчака до сих пор остается загадкой. Оригинальность изданию придает сочетание в рамках одной книги строгой аналитики и исторических документов и — стихотворных текстов. Практически в каждой главе есть небольшой раздел «Из омских периодических изданий», где цитируются газеты 1916—1919 гг.: «Сибирская речь», «Дело Сибири», «Заря», «Омский телеграф» и другие, передающие как «вести с фронтов» сначала Первой мировой, а потом Гражданской войны, так и сообщения о «потрясающем» репертуаре театров. А рядом — тонкие, лирические стихи о любви, мечтах, разочарованиях обреченного на гибель «золотистого рыцаря»:


 

Предчувствье скорбью непонятной

Сковало наши вечера…

(1919 г.)


 

Заглавие книги А. А. Штырбула, отсылающее читателей к осени 1919 г., знаковое. Именно тогда в Сибири, и конкретно в Омске, ставшем почти на год столицей Белой России, решалась будущая судьба страны. Герой книги — поэт Юрий Сопов, посетивший «мир в его минуты роковые» (Ф. Тютчев), — до сентября, месяца, который он так любил и воспевал в своих стихах, не дожил.

Книга строится как рассказ о недолгой жизни Петра (Юрий — это псевдоним) Ивановича Сопова (1897—1919) и его товарищей — сибирских и «залетных», чаще всего петербургских поэтов и писателей — на широком «политическом, культурном, творческом, бытовом, морально-психологическом» фоне эпохи. Предваряя рассказ, автор замечает: «Существует мнение, что счастлив тот народ, который имеет скучную и неинтересную историю… <…> История России, к сожалению, очень интересна».

Начало поэтической деятельности Юрия Сопова, происходившего из семьи казаков Сибирского (Иртышского) казачьего войска, приходится на 1915 г. Второй год идет мировая война, которая сказывается и на жизни сибирских городов: рост цен, появление военнопленных, антиправительственные восстания народов Средней Азии (в частности, Туркестанское), забастовки рабочих, общее недовольство условиями жизни. Стихи Сопова, бережно и любовно собранные А. А. Штырбулом, передают мироощущение молодого поэта:


 

Я живу в полусне, правду

с ложью смешав,

На несчастья глаза закрывая,

И в восторге шепчу:

«Жизнь — легка, хороша…»

Хотя жизни-то я и не знаю.


 

Я живу лишь в мечтах;

я мечтатель, поэт…

Для меня правда только лишь

сказка.

Настоящая жизнь —

фантастический бред,

А мечты — неизвестность

без маски…

(1915—1916 гг.)


 

Эти и другие строки, написанные в традиции русского символизма, подтверждают вывод историка культуры В. Козлякова, который приводит в своей книге автор: на рубеже XIX—ХХ вв. «разрыв между столицами и провинцией был преодолен. <…> В России сформировалось некое единое культурное пространство…»

1917 — год революций. Лирика Юрия Сопова, как пишет А. А. Штырбул, «опосредованно отражает тот необычайный подъем массового и личного настроения, сопровождающийся радостными надеждами и восторженными ожиданиями прекрасного и светлого будущего всех и каждого: то, чем, кроме всего прочего, были наполнены весна и лето 1917 г. в России, в том числе и в Омске…»

В немногих исследованиях сибирских историков литературы (работах В. П. Трушкина, Е. И. Беленького и других), затрагивающих творческую деятельность Сопова, насколько это было возможно в советское время (ведь «белогвардеец» состоял в личной охране Колчака!), лирика поэта чаще всего характеризовалась как «аполитичная». Биограф поэта А. А. Штырбул, в сущности, согласен с таким определением, однако справедливо отмечает одну особенность нашей отечественной истории: «…Если где-то на “благополучном” Западе история часто развивается сама по себе, а люди, как правило, живут своей отстраненной жизнью, то в России история страны и жизнь отдельного человека зачастую тесно и неразрывно, “намертво и до крови” переплетаются». И в книге убедительно, без категоричных утверждений, с полным пониманием того, что «не так все просто, не так все прямолинейно было у людей творчества того времени», показано, как переплелась судьба поэта с политической борьбой в Сибири.

С января 1918 г. на несколько месяцев в Сибири устанавливается первый, «мягкий», революционно-демократический вариант советской власти: «…это и многопартийность, и гуманный, относительно демократический режим, и внимание к культуре». Тогда Сопов сотрудничает в «Известиях Западно-Сибирского и Омского Советов», посещает литературный кружок «гения Сибири» Антона Сорокина, где общается с писателями и поэтами разной партийной принадлежности и различных политических убеждений: Г. А. Вяткиным, А. Е. Новосёловым, Вс. В. Ивановым, А. П. Оленичем-Гнененко и другими. Мятеж чехословацкого корпуса летом 1918 г. открывает новую страницу как русской истории, так и биографии поэта. В Омске вновь меняется власть, устанавливается эсеро-областническое Временное Сибирское правительство, город на несколько месяцев оказывается столицей Сибирской республики. Как и чем живет в это время Юрий Сопов и в целом сибирская творческая интеллигенция, во что верит, кому симпатизирует — об этом рассказывают 4—6-я главы книги и включенные в них стихи поэта, в том числе и написанный им 30 августа 1918 г. «Сибирский гимн»:


 

За знамя бело-зеленое

В яростном, диком бою

Гордо падем умертвленными,

Но такими безумно влюбленными

В светлую вольность свою.


 

Осень 1918 г. приносит новые перемены власти: 9 октября в Омск прибывает Директория — Временное Всероссийское правительство. «Юрий Сопов снова в раздумьях», — пишет А. А. Штырбул и цитирует:


 

Октябрю суровому,

дождичку влюбленному,

Изморози белой в утренней траве

Трепетно молюсь я

с болью затаенною:

Жду, что радость снова мне

вернет рассвет…


 

В комнатке заброшенной

забелелись сумерки:

Смутно надежда выросла в груди:

Может быть, за далями сны еще

не умерли,

Может быть, и вспыхнет

солнце впереди.

(1918 г., 3 октября)

 

Главы 7—9 посвящены жизни Омска, столицы Белой России, и до сих пор вызывающей споры личности Верховного правителя адмирала Колчака — полярного исследователя и заслуженного русского офицера, волею судьбы поставленного во главе огромной страны; борьбе антиправительственного подполья, где пересеклись политические устремления разных партий: эсеров, большевиков, меньшевиков. И вновь хочется отметить корректность автора представляемой книги, стремящегося объективно разобраться в происходивших тогда событиях, без политических передергиваний советского и пост(анти)советского времени. Удивительно современно звучат и мысли историка, и стихи поэта:


 

Какому Богу молиться?

По какому пути идти?..

То, что в России творится, —

Где еще можно найти?

Факел знанья потушен.

В цепи заковано слово.

Храм свободы разрушен.

Распята правда снова.

Все святое забыто.

Стала мифом свобода.

Топчут в пыли копыта

Волю всего народа.

Ужаса черная птица

В жилах кровь леденит…

Какому Богу молиться,

По какому пути идти?..

(1918 г., 8 января)


 

Наряду с подробной биографией Ю. Сопова автор книги касается судеб других писателей и поэтов, живших в это время в Омске и так же, как и он, искавших свой путь на трагических перекрестках истории: Г. В. Маслова, Вс. В. Иванова, Л. Н. Мартынова, С. А. Ауслендера, Г. А. Вяткина, Н. И. Анова, Б. Д. Четверикова. Кто-то из них погиб в 1920—1930-х гг., заплатив за свое «белое» прошлое, кто-то был репрессирован или находился под надзором властей. Одни оставили воспоминания о талантливом молодом поэте, другие не решились или по тем или иным причинам не смогли этого сделать.

У автора этой рецензии особое отношение к книге «Дожить до сентября»: я внучка одного из ее персонажей — писателя Всеволода Иванова. Хорошо помню, как, приехав из Москвы в Омск работать в Государственном историческом архиве Омской области, я слушала эмоциональный рассказ Анатолия Алексеевича Штырбула о том, как мой дедушка летом 1918 г., будучи красногвардейцем, охранял Омскую крепость и видел, как по Иртышу удалялся от города пароход «Андрей Первозванный», увозивший представителей первой советской власти. О пути, который молодой Иванов прошел практически рядом с Юрием Соповым, испытав и обольщения очередной властью или партией, и разочарования, А. А. Штырбул немало рассказал в своей книге. Большое спасибо ему за это.

В заключение хотелось бы предоставить слово автору: «Горе той стране, тому обществу и тому народу, которые не сумели сохранить мир и сорвались в пылающую пропасть гражданской войны. Тогда от этой войны нет спасения, и она неизбежно пройдется по судьбе каждого… <…> Представляется, что судьба Юрия Сопова — яркое и пронзительное отражение чрезвычайной хрупкости и беззащитности человеческого существования в окружающем мире — как отдельного человека, так и, наверное, всего человечества в целом, а возможно, хрупкости и беззащитности самого мироздания».


 

Елена ПАПКОВА