Вы здесь

Власть против народовластия

От вече к Думе

До возникновения в конце XIX в. поселка строителей Транссиба первыми ростками народовластия на территории будущего Новониколаевска следует считать избрание правления и головы Кривощековской волости (с центром в с. Кривощеково). Этот вопрос решался мужской частью населения на волостном сходе, на котором обязательно присутствовали представители губернской власти и священничества. Обычно головами становились «примерные хозяева». История оставила нам имена кривощёковских голов — Андрея сына Михайлова Шмакова, Гаврило сына Иванова Погадаева, Ивана Мельникова. Также сельские сходы выбирали из своего числа и доверенных лиц, на которых возлагались определенные функции. Например, в 1892 г. в Кривощёкове доверенным был избран Пётр Васильевич Каренкин, который вел переписку с управлением округа о переселении селян на новые места. Из доверительного приговора:

Постановили настоящий приговор избрать из среды своего Общества доверенного. И избрать крестьянина Петра Васильева Каренкина, который повидения хорошего под судом и следствием не состоял и — уполномочиваем его настоящим приговором просим его Каренкина ходатайствовать во всех наших делах… что он Каренкин по этому законно сделает, мы спорить и прекословить не будем1.

В первые годы поселка власть по-прежнему принадлежала сельскому сходу. Так, 3 декабря 1895 г. сход жителей Новониколаевского поселка принял ходатайство о преобразовании его «в посад или город». Приговор подписали 1076 человек. Для вручения прошения томскому губернатору была избрана специальная делегация — купец-часовщик С. М. Яренский, мещанин Е. Г. Шапкин и крестьянин М. В. Попов, которым сход поручил «явиться пред всеми должностными лицами и правительственными учреждениями, где то потребуется»2.

Следующим летом, 12 августа 1896 г., в поселке состоялся очередной сход, на котором специально приехавший губернский окружной исправник предложил жителям выбрать старосту «поименным голосованием». Несмотря на навязываемые исправником кандидатуры купца Яренского или домовладельца Попова, общество (более полутора тысяч человек) простым демократическим большинством выбрало отставного военного писаря Илью Григорьевича Титлянова — «как человека хорошо им известного и также крестьянина, всем весьма доступного», а также в заместители ему крестьянина Дмитрия Налимова. «Приговор избирательного собрания был покрыт подписями 677 квалифицированных избирателей — домохозяев»3. Так крестьянин стал первым всенародно избранным старостой поселка и получил от исправника печать и знак старосты. Илья Григорьевич успел совершить немало добрых дел — обставил «канцелярию», переписал население, урегулировал деятельность извозчиков, обложил питейные заведения налогом на содержание пожарной команды, школ и больницы, организовал ночные сторожевые обходы, преследовал содержателей притонов и даже построил «анатомический театр» — поселковый морг.

Но уже 12 октября в поселке прошел еще один сход, инициированный окружным исправником, который «избрал гласных как от крестьян, так и от торгового класса в ограждении от самоуправства старосты». Первое собрание гласных прошло 14 октября и показало, что они «с намерениями и с хорошей головой». Но приговор о выборных гласных где-то затерялся и до утверждения губернатора не дошел.

Титлянов пробыл старостой только четыре месяца, до 24 декабря (по другим данным, до 13 января 1897 г.), поскольку после долгой волокиты губернское правление Томска его кандидатуру так и не утвердило. Губернский «Томский листок» обвинил старосту в незаконных действиях, вымогательстве, помощи разбойникам, «пьяном бюджете». После потока обличений некто Ново-Никольский поэтично возопил на страницах газеты: «Велика наша земля и обильна, а порядка в ней нет, придите же княжить... Неужели так-таки и нельзя завести порядок у нас в Ново-Николаевске?»4 Старосту от дел отстранили, и власть в поселке была передана полицейскому приставу Ржевскому. Самовольные сходы были запрещены, а Титлянов даже был подкараулен стражником Лежниным и сброшен с моста через Каменку. Сам Илья Григорьевич заявлял, что «перед народом был честен, и сейчас все общество может подтвердить».

Н. П. Литвинов в историческом очерке о Новониколаевске приводит обширную челобитную жителей поселка, поданную губернатору, в которой они защищали бывшего старосту, заявляли, что не желают подчиняться полицейскому чиновнику, и просили восстановить старосту или «выбрать нового на тех же правах».

Бывший староста тяжело заболел, к тому же разорился, поскольку успел вложить в поселок много личных средств, и тоже писал жалобу о произволе военному министру, а жители писали императору о своем бедственном положении, о равнодушии властей и просили дать им управление, а поселку статус посада или города. В ответ на жалобу император в мае 1897-го повелел «отнести расходы на первоначальное благоустройство <поселка> и содержание полиции на средства Кабинета Е. И. В.», что уже было прорывом, поскольку являлось не только официальным признанием нового поселка, но и подтверждало его полицейское управление.

Принимая во внимание сделанное Титляновым, стабильный рост доходов с аренды за землю, получаемых Кабинетом, двусмысленную докладную записку губернатора А. А. Ломачевского, написанную в ответ на запрос МВД по ситуации со старостой, можно предположить, что деятельность первого новониколаевского старосты была все-таки скорее положительной и просто шла вразрез с интересами некоторой зажиточной и влиятельной части его жителей.

В начале века, несмотря на запрет, народные сходы все же собирались. Они касались выбора уполномоченных для передачи ходатайств. Так, 13 и 22 февраля 1901 г. сходом была избрана депутация к томскому губернатору С. А. Вяземскому о передаче земель. 21 ноября 1902 г. в присутствии поселкового полицейского пристава общим приговором была избрана депутация для поездки в столицу и передачи Кабинету ходатайства о выкупе земель: Н. П. Литвинов, И. М. Луканин и А. И. Горлов. Эта депутация имела успех — 13 февраля Николай II удовлетворил ходатайство. Машина была запущена, и уже в конце того же года поселение Новониколаевск при станции Левая Обь было возведено «на степень безуездного города того же наименования». В поселке вводилось «общественное управление по Городовому Положению 1892 года в упрощенном виде на основаниях, указанных в приложении к статье 22 сего положения…». Уведомление об этом в губернском Томске получили лишь 21 января 1904 г.

Новым органом власти теперь выступал всесословный орган местного самоуправления — собрание городских уполномоченных (гласных). Число членов Совета допускалось Положением от 12 до 15 лиц на усмотрение местного губернатора, избирался он на четырехлетний срок сходом местных домохозяев. В его состав допускались и представители нехристианской веры — не более пятой части от общего числа уполномоченных.

Выборная кампания длилась до осени. Сначала на общем сходе горожане «имели суждение о выборах оценщиков усадебных мест». Была создана оценочная комиссия, определяющая лиц, имеющих право голосовать. Сама эта комиссия состояла из двадцати владельцев недвижимости. Кандидатами на пост председателя комиссии сход определил врача, издателя и книготорговца пензенского мещанина Николая Павловича Литвинова и колыванского купца А. И. Рукина. После рассмотрения сведений о политической благонадежности кандидатов губернатор назначил председателем комиссии Н. П. Литвинова «как лицо хорошо осведомленное с нуждами вновь образуемого города и постоянно ходатайствующее за жителей Ново-Николаевска, в качестве их поверенного»5. В июле, после призыва Николая Павловича на войну с Японией, председателем стал колыванский мещанин Лев Иванович Лапшин, представитель торгового дома Жернакова.

В обязанности этой утверждаемой губернатором комиссии входила оценка недвижимого имущества для определения прав их владельцев на участие в избирательном сходе. К голосованию допускались лица мужского пола, достигшие 25-летнего возраста. Кроме того, необходимо было состоять в русском подданстве и не менее года владеть в пределах города недвижимым имуществом, обложенным оценочным сбором в пользу города. Имущественный ценз, дающий право на участие в выборах, был определен по низшей допустимой законом сумме в 100 рублей. Сколько людей могли позволить себе иметь недвижимость такой стоимости, можно судить по тому, что право выбора получили лишь около 830 человек, что составляло менее 25 % домохозяев города. Женщины в выборах не участвовали, но имевшие имущество могли уполномочивать для голосования своих родственников мужского пола. Также избирательное право было у обществ, товариществ и компаний, учрежденных по законам Российской империи, не менее года содержащих в пределах города свои предприятия и требующих выборки (оплаты) промысловых свидетельств.

Первоначальные списки избирателей за 3 месяца до выборов публиковались в губернской прессе, потом давалось две недели на их уточнение и списки публиковались вторично, но в срок не позднее чем за месяц до начала выборов. «Список лиц, имеющих право… на 1904 год» был опубликован в 16-м номере «Томских губернских ведомостей». В нем было 730 мужчин, 84 женщины и семь представительств от учреждений и торгово-промышленных фирм. Список был значительно уточнен по составу и по имуществу.

Первые официальные выборы (сход) состоялись в воскресный день 12 сентября 1904 г. и продолжались с двух часов дня до восьми вечера. Курировал их лично томский губернатор генерал-майор Константин Сократович Старынкевич. Явка выборщиков составила менее 19 % — 160 человек. То есть в выборах приняло участие менее 5 % от общего числа домохозяев.

Выборы производились тайным голосованием. Проходили те, кто имел большее количество голосов. После утверждения избранных губернатором и принятия присяги уполномоченные могли приступать к своим обязанностям. Если кто-то из них вдруг лишался имущественного избирательного ценза или отказывался от дальнейшей работы, его заменял следующий в списке по количеству голосов кандидат из непрошедших. Жалоб не поступило.

В выборном листе 1904 г. было 46 кандидатур. Пятнадцать из них в итоге составили Совет, еще семеро стали кандидатами. Самый лучший результат был у Л. И. Лапшина. Также из самых известных людей в первый Совет вошли Суриков, Луканин, Литвинов, Горохов и, что интересно, бывший староста Титлянов. Среди кандидатов: Маштаков, Ковнацкий, Крюков, Карелин. Списки были опубликованы в «Томских губернских ведомостях».

Восьмого ноября председателем Новониколаевского Собрания уполномоченных единогласно избрали Л. И. Лапшина, а еще через две недели Совет выбрал городского старосту и двух его помощников. Старостой единогласно был избран купец Иван Тимофеевич Суриков, а помощниками Иван Андреевич Карелин (зав. городской казной) и Александр Михайлович Луканин (зав. хозяйственной частью). 27 ноября все трое прошли утверждение губернатором. В этот же день Лапшин передал полномочия старосте. А 13 декабря губернский представитель торжественно вручил И. Т. Сурикову первую городскую печать.

Городское управление арендовало пять комнат второго этажа в одном из домов самого нового старосты. Стоило это городу 480 рублей в год, а общий бюджет города в 1905 г. составлял почти 83 тысячи рублей. Выборные должности в то время были хлопотными, но малооплачиваемыми — старосте полагалось 1200 рублей в год, его помощникам по 600. Остальные работали безвозмездно. И текучка уполномоченных была делом обыденным. Уже через полгода Совет лишился шести уполномоченных и одного кандидата (Самойлович выбыл «за смертью», Горохов «за непроживанием в Новониколаевске», а Яков Крюков, Луканин, Кривцов и Ковнацкий «согласно прошению»).

И купец Суриков с помощниками у власти были недолго, все они вскоре ушли в отставку. Уже осенью 1905 г. городским старостой «на текущее четырехлетие» был избран зажиточный крестьянин Захарий Григорьевич Крюков, но через полтора года, в феврале 1907-го и он уходит с поста. На место старосты Советом избирается издатель Николай Павлович Литвинов, но из-за неблагонадежности (увлечение социал-демократией) в этот раз он не проходит утверждение томского губернатора генерал-майора барона Карла Станиславовича фон Нолькена. Губернатор тогда мог приостановить или даже отменить любое решение горожан, в том числе итоги выборов. В июле 1907 г. новониколаевским старостой становится крупный домовладелец Алексей Григорьевич Беседин.

В 1907 г. Л. И. Лапшин, будучи председателем Избирательного Собрания, начинает предвыборную кампанию по избранию в городское самоуправление на новое четырехлетие. В апреле в газете «Томские губернские ведомости» публикуются списки избирателей. Новониколаевская газета «Обь» пишет:

Все избиратели города должны в воскресение 17 июня 1907 г. в 12 часа дня явиться в здание Городского Общественного Управления для подачи голоса за достойнейшего кандидата в уполномоченное лицо. Выставляемые кандидатами должны быть в избирательном собрании, чтобы лично подтвердить свои желания баллотироваться в уполномоченные.

Но выборы уполномоченных в Городское Управление 1908—1911 гг. так и не состоялись из-за длительных переговоров с Кабинетом по выкупу земель в пользу города и прошений о введении в Новониколаевске полного объема городового управления.

11 ноября 1908 г. Николай II разрешает с 1 января 1909 г. поменять статус города, население которого за период 1893—1908 гг. выросло в 64 раза. Новониколаевск получает это известие лишь через месяц — 11 декабря губернатор Гондатти присылает старосте Беседину телеграмму: «Государь император высочайше соизволил согласиться на применение к Ново-Николаевску городского положения в полном объеме». Согласно 21-й статье Положения теперь «городское общественное управление состояло из Городской думы и Городской управы» и городу полагалась печать с собственным городским гербом.

19 декабря Собрание уполномоченных приняло решение о проведении выборов в состав первой Городской думы. Вновь оперативно составляются списки домохозяев. Минимальный «оценочный сбор» недвижимого имущества на новое четырехлетие составлял уже 300 руб. Избирательных прав не имели представители иностранных компаний, евреи, священнослужители, судимые, чины прокурорского надзора, полиции, ряд городских чиновников, а также содержатели и сидельцы питейных заведений низшего разряда. «Томские губернские ведомости» вновь публикуют список новониколаевских избирателей.

Уже 28 декабря в доме Понганского по ул. Кузнецкой6 в помещении Городского Общественного Управления состоялось предварительное избирательное совещание, куда через газету «Обь» приглашались все лица, имеющие избирательное право, «для ознакомления с законоположениями о выборах и намечения кандидатов в гласные». Совещание это, насколько известно, прошло бестолково, а чтобы избиратели прониклись важностью момента, в газете была опубликована памятка, в которой рекомендовалось выбирать людей:

Городское дело знающих,

Делать его умеющих,

Благо народное понимающих,

Лицеприятия не знающих,

Жизнь общественную и ее деловые пути уразумеющих…

В дугу совесть не сгибающих.

Первые выборы гласных на четырехлетие (1909—1913), прошедшие с разрешения губернатора 18 января 1909 г., были признаны несостоявшимися, поскольку вместо 60 человек (40 гласных и 20 кандидатов) удалось выбрать только 37. Повторное голосование прошло через полтора месяца — 1 марта 1909-го. В выборном листе 196 кандидатов. Из них на общем избирательном собрании избрали 40 гласных заседателей и двух кандидатов. Через две недели довыбрали еще 14 кандидатов. В состав гласных думы вошли состоятельные люди — 24 купца, 2 владельца промышленных предприятий, 5 домовладельцев, 2 врача, 2 подрядчика, присяжный поверенный, полковник действительной службы, управляющий торговым предприятием, биржевой маклер и машинист паровоза.

Обязанности гласных исполнялись безвозмездно. По закону оплачивался лишь труд городского головы и его помощников, а размер этого вознаграждения определяла Городская дума. Жалованье городского головы в 1909 г. составляло уже 3600 рублей в год.

Городской голова, его секретарь и три помощника составляли исполнительный орган власти — Городскую управу, члены которой избирались думой из числа ее гласных тоже на четыре года. Сотрудники городской управы считались чиновниками, состоящими на госслужбе. Десятого апреля гласные из своего состава выбрали городского голову — Николая Павловича Литвинова, членов управы Е. М. Захарова, Г. М. Кузнецова, а также к ним кандидата Р. С. Шалля. Собрание городских уполномоченных и староста А. Г. Беседин передали власть избранной Городской думе. Но кандидатура Литвинова вновь не прошла утверждение томского губернатора — на этот раз Николая Львовича Гондатти. Вероятно, именно по предложению Гондатти 29 апреля 1909 г. и был избран городским головой известный купец Владимир Ипполитович Жернаков (25 избирательных шаров против 10).

Заступающим на место городского головы 20 сентября 1911 г. был избран мещанин лютеранин Рудольф Самуилович Шалль, который исполнял обязанности градоначальника во время командировок и болезни В. И. Жернакова в период зимы и весны 1913—1914 гг.

Владимир Ипполитович вступил в должность городского головы как раз накануне трагически известного пожара, оставившего без крова тысячи горожан. Он отлично справился с его последствиями и в целом очень продуктивно прошел весь выборный срок, снискав на этом посту благодарность горожан и лавры почетного гражданина города.

За время управления Жернакова Новониколаевск получил значительный задел в развитии городской инфраструктуры. В 1912 г. бюджет города вырос до 1 миллиона рублей. Он складывается из налогов на промышленные заведения, торговлю, домовладения, платы за аренду земли, городских помещений и т. д.

Если все предшествовавшие выборы проводились на одном избирательном участке, то выборы гласных на следующее четырехлетие (1913—1917) проходили уже на трех участках: Центральном, Вокзальном и Закаменском. Выбирали (согласно числу избирателей) соответственно 23, 12 и 5 гласных на участке. В результате выборов в Городскую думу второго созыва, проведенных в феврале 1913 г., в ее состав вошли 21 купец, 5 домовладельцев, 4 врача, 2 промышленника, 2 подрядчика, 2 биржевых маклера, присяжный поверенный, войсковой полковник, машинист и служащий железной дороги. Городским головой на второй срок с жалованьем 5000 рублей в год был переизбран В. И. Жернаков, но вскоре он из-за слабости здоровья подал в отставку.

И 1 апреля 1914 г. городским головой избрали А. Г. Беседина, уже бывшего в 1907—1909 гг. городским старостой. Заступающим на место головы был выбран П. Е. Майлов.

Во время Первой мировой войны из-за малолюдности избирательных собраний и отсутствия надлежащих кандидатов выборы на следующее четырехлетие (1917—1921) планировалось провести опять на едином избирательном участке. Решение о перевыборах было принято на заседании Городской думы
16 декабря 1916 г. Намечались они на весну 1917-го…

Выборная карусель

Но год государственных переворотов изменил все. Утром 3 марта в Новониколаевск пришло известие об отречении императора Николая II. На власть в городе сразу же стали претендовать несколько самостоятельных структур разных политических толков. В тот же день на первом общегородском митинге, затянувшемся за полночь, был создан проправительственный Комитет общественного порядка и безопасности, председателем которого был избран эсер Николай Евграфович Жернаков, двоюродный брат бывшего городского головы.

4 марта прошли выборы новониколаевского Совета рабочих и военных депутатов. Он формировался не по территориальному принципу. От каждого предприятия избирались депутаты (1 от 50 человек), от гарнизона квота была 4 человека с полка и по 1 человеку с отдельных частей. В первый состав Совета вошли 112 депутатов, представлявших около 8 000 рабочих и 40 тысяч солдат. На первом его заседании был избран исполнительный комитет из 15 человек (11 рабочих и 4 солдата). Председателем исполкома стал социал-демократ Владислав Исаевич Герман-Каменский. Надо отметить, что первые Советы поначалу вовсе не претендовали на политическую власть, а в своих решениях выступали с думой и Комитетом то сообща, то порознь.

На заседании думы было решено, что «до созыва городского народного собрания… работа Городской думы должна протекать в соподчинении местному Комитету общественного порядка и безопасности, как единственному представителю Временного правительства в Новониколаевске»7.

3 (16) апреля по инициативе томского губернского Комитета проходят выборы в новый орган власти — городское народное собрание, в которых приняли участие почти 38 500 избирателей (почти половина жителей). Выборы эти были всеобщими, прямыми, равными и тайными. Из 80 мест в собрании 67 заняли эсеры (32 288 голосов — 84 %), 7 — социал-демократы, 2 — домовладельцы и мелкие торгово-промышленники, по одному — список газеты «Свободная Сибирь», мусульманская и еврейская общины и республиканцы-демократы. Домовладельцы вокзальной части не получили ни одного места. Главой исполкома собрания 25 апреля избирается председатель правления общества «Обской кооператор» эсер Александр Кесаревич Скворцов.

27 апреля городской голова А. Г. Беседин окончательно складывает свои полномочия. Двумя месяцами ранее он уже подавал прошение об отставке. После того как 2 марта на заседание думы ворвалась толпа «революционеров» во главе с В. И. Герман-Каменским, Беседин снял с себя знак городского головы и вышел из зала. Тогда его все-таки уговорили остаться в должности до проведения новых выборов в думу, а для контроля над деятельностью городского самоуправления решено было избрать комиссара, которым стал Л. А. Викер.

В апреле Временное правительство утверждает новые правила выборов гласных городских дум. В них декларируется прямое, всеобщее, равное и тайное избирательное право. Избирательные права получают и военнослужащие. Кроме того, разделяются должности городского головы и председателя Городской думы. Таким образом, городское народное собрание признано нелегитимным, но самораспуститься оно отказалось, подавляющим большинством (37 «за», 5 «против» и 6 воздержавшихся) приняв следующую резолюцию, предложенную эсером Борисом Дмитриевичем Марковым:

Народное собрание находит, что утверждение выборных органов местного самоуправления центральным правительством или его административными органами в настоящее время после переворота является достоянием прошлого. Возможна лишь отмена судебными властями в кассационном порядке8.

В середине июня, согласно постановлению правительства о введении земства в Сибири, новониколаевское уездное народное собрание принимает решение о преобразовании в уездное земское собрание.

В середине сентября происходит раскол у социал-демократов. РСДРП разбивается на две самостоятельные партии, и большевики призывают к перевыборам новониколаевского Совета рабочих и солдатских депутатов. Экстренное заседание Совета состоялось 21 сентября. На новых выборах в исполнительный комитет было избрано 17 эсеров и 15 большевиков. Председателем Совета абсолютным большинством (125 «за», 1 «против» и 8 воздержавшихся) был избран эсер М. Ф. Омельков.

Ситуация меняется стремительно. В сентябре и октябре 1917-го в городской думе проходят перевыборы. Они происходят на фоне резкого обострения ситуации во всех сферах жизни города: экономической, транспортной, жилищной, продовольственной. На этом спекулировали все партии. После развернутой предвыборной агитации в выборах приняло участие более 22 тысяч человек. Состав думы огромен. Из 103 мест больше всего голосов получают большевики (список № 4) — 34 места (7 613 голосов), затем эсеры (№ 3) — 24 места, партия народной свободы (№ 5) — 17 мест, союз домовладельцев (№ 10) — 10 мест, меньшевики (№ 12) — 6 мест, мусульмане (№ 1) — 4 места, народные социалисты (№ 6) — 3 места, союз служащих правительственных и общественных учреждений (№ 8) — 2 места, еврейская община (№ 9) — 2 места, союз квартиронанимателей (№ 7) — 1 место. Кандидаты по спискам № 11 (союз солдаток) и № 2 (домовладельцы Вокзального района) не смогли получить ни одного места.

А уже 5 ноября 1917-го на основе новых правил снова проходят выборы в городскую думу. Участие в них приняли 15 150 человек (44,5 % избирателей). На 80 мест гласных думы претендовало 272 кандидата от шести блоков. В результате подавляющее большинство мест в думе вновь у эсеров (список № 1) — 42 места (8 032 голоса), 14 у общественных организаций города (№ 5), 12 у большевиков (№ 3), 7 у меньшевиков (№ 2), 2 у оборонцев (№ 6) и 1 у республиканцев-демократов (№ 4). Были разделены должности председателя думы и городского головы. Первое заседание думы, состоявшееся 28 ноября, избрало своим председателем В. П. Ляпунова, а городским головой — председателя народного собрания А. К. Скворцова.

Совет рабочих и солдатских депутатов не согласился с итогом выборов в думу и 16 ноября заявил о создании «социалистического министерства» и передаче власти в городе и уезде Комитету охраны революции. Однако уже 27 ноября комитет этот был распущен.

В тот же день 16 ноября состоялись выборы нового исполкома Совета. Он избирался «по принципу пропорционального представительства», и здесь тоже больше всего голосов получили эсеры — 10 мест, 7 мест — большевики и 3 — меньшевики. Председателем Совета выбрали левого эсера прапорщика Игнатия Павловича Ботко.

12 (25) ноября 1917 г. на большей части территории страны начались выборы во Всероссийское учредительное собрание. Положение о выборах было принято еще в марте и подразумевало всеобщие равные права избирателей без имущественного и национального ценза, участие женщин и военнослужащих. Эти прямые выборы с тайным голосованием были не просто демократичными, а прогрессивными для своего времени даже по нормам международного права.

В Новониколаевском уезде выборы членов учредительного собрания проходили с 12 по 18 ноября. И в этом случае результатом выборов стала победа партии социалистов-революционеров (эсеров), которые согласно официальным данным получили по стране 40 % голосов (у большевиков — 16 %), в Новониколаевске 66,4 % (против 11,7 % за большевиков и 10,5 % за кадетов). А во всем Новониколаевском уезде эсерам отдали голоса более 165 тысяч человек (92,5 %).

Первыми депутатами всероссийского представительного органа от новониколаевцев стали бывший политический ссыльный, председатель губернского комитета ПСР Борис Дмитриевич Марков (он же Ф. А. Доронин), член партийного комитета новониколаевской организации ПСР, председатель новониколаевского Совета рабочих и солдатских депутатов Михаил Фёдорович Омельков и редактор газеты «Земля и воля» С. С. Мичурин.

5 (18) января 1918 г. в Петрограде Учредительное собрание открыло свое первое заседание и в ночь на 6-е даже успело принять несколько документов Российской демократической федеративной республики, но утром прозвучала знаменитая фраза начальника охраны Таврического дворца анархиста Железняка — «Караул устал» и «учредилка» была разогнана большевистским ВЦИК.

Тем временем на III Западно-Сибирском съезде Советов, прошедшем в Омске 2—10 (15—23) декабря 1917 г., было принято решение об установлении советской власти. В Сибири началось «триумфальное шествие Советской власти». 9 (22) декабря было принято решение о создании в Новониколаевске отрядов Красной гвардии и пулеметной команды, которым из гарнизона было передано 400 винтовок, 19 пулеметов и несколько тысяч патронов. В ночь с 13 на 14 (с 26 на 27) декабря в большом зале Городского торгового корпуса было объявлено о взятии власти новониколаевским Советом рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Всенародно избранная городская дума еще некоторое время продолжала работать, но только в отношении хозяйствования и под контролем Совета депутатов. А 25 января исполком новониколаевского Совдепа под руководством нового председателя В. Р. Романова принимает решение о ее упразднении на основании резолюции III съезда крестьянских депутатов Новониколаевского уезда.

29 января в 12 часов 30 минут постановление предъявляется городскому голове. История эта напоминает сценарий роспуска Учредительного собрания в Петрограде. Происходит она при волнении собравшейся толпы, под выкрики «захватчики, насильники, держиморды, угнетатели». Здание торгового корпуса заняли силы Красной гвардии, руководимой председателем ревтрибунала А. И. Петуховым. «Подчиняясь грубой силе, члены управы удалились из корпуса, составив о происшедшем насилии акт»9. Функции городской думы и управы переходят к новониколаевскому совету городского хозяйства, бюро которого возглавил А. А. Черепанов. Через два дня была распущена и земская управа.

Но на следующий день состоялось конспиративное совещание городской думы, на котором было признано необходимым обратиться к населению с воззванием высказать свое отношения к захвату власти Советом. Особо в резолюции говорилось об отказе в сложении полномочий «до предъявления требования со стороны самих избирателей».

После свержения советской власти 14 июня 1918 г. городская дума возобновляет свою работу во главе с теми же Ляпуновым и Скворцовым.

Последние в истории нашего города выборы гласных городской думы состоялись в 1919 г. Они проходили по новому закону, принятому правительством Колчака в декабре 1918-го. На них было зарегистрировано только два кандидатских блока: № 1 «Деловой и внепартийный» и № 2 «Демократический». Город был разделен на пять избирательных округов по два участка в каждом. Предстояло избрать 54 человека — десять по первому округу и по одиннадцать в остальных, а также по два кандидата в каждом.

Выборы несколько раз переносились. Они состоялись 29 июня, и в них приняли участие 5 354 человека (22 % избирателей), но из-за многочисленных жалоб и «затери» документов по дороге в губернский Томск были отменены. К следующему сроку — 12 октября — управа не успела подготовить документы. И все-таки 16 ноября 1919 г. выборы состоялись — за месяц до прихода Красной армии. В них победили кандидаты списка № 1 (среди них был и бывший голова В. И. Жернаков). 27 ноября в помещении городской думы в присутствии священничества четырех вероисповеданий вновь избранные были приведены к соответствующей присяге. 3 декабря был избран последний городской голова Рудольф Самуилович Шалль, уже имевший опыт работы «заступающим на место». Членами городской управы были избраны Потанин и Федотов.

Последним протоколом новониколаевской городской думы от 11 декабря 1919 г. стала спешно записанная простым карандашом и датированная уже следующим днем (видимо, заседание проходило в ночь) запись о «взятии огня на себя»: «Ввиду боевого приказа об эвакуации гражданских и военных учреждений и ввиду того, что город остается без охраны, — взять заботу об охране города в ведение городского самоуправления, организовать комиссию по охране в городе порядка и спокойствия под председательством городского головы <...> обратиться к Военному Ведомству с просьбой о выдаче оружия». До окончательной ликвидации городской думы оставалось менее двух недель.

14 декабря в Новониколаевск вошли части 27-й стрелковой дивизии красных, и 17 декабря вся власть в городе перешла к чрезвычайному органу советской власти — Революционному комитету во главе с В. Ф. Дружицким.

Началась новая эпоха в истории нашего города — советская.

 


 

1 Государственный архив Алтайского края, ф. 3, оп. 1, д. 879, л. 5.

2 Поселок Новониколаевский // Новосибирск. 100 лет. События. Люди: 1893—1993 / Отв. ред. 
Л. М. Горюшкин. — Новосибирск: Наука, 1993, с. 27—28.

3 Город Новониколаевск. Исторический очерк // Адресно-справочная книга «Весь Новониколаевск». — Новониколаевск, 1924, с. 7.

 

4 Томский листок, № 265, 12 декабря 1896 г., с. 3.

5 Государственный архив Новосибирской области, ф. Д-97, оп. 1, д. 5, лл. 6, 11, 11об.

 

6 Ныне «Универсам» на ул. Ленина.

 

7 Десять лет на службе городу: Новониколаевская Городская дума в документах и материалах. 1909—1919. — Новосибирск, 2008, с. 446 сл.

 

8 Государственный архив Новосибирской области, ф. Д-97, оп. 1, д. 242, л. 1, 2.

 

9 Насилие над городским самоуправлением // Свободный голос Сибири, 31 января 1918 г., с. 2.