Вы здесь

Забытая тема

Производственная тематика в творчестве новосибирских художников
Файл: Иконка пакета 14_prokopov_zt.zip (14.91 КБ)
Евгений ПРОКОПОВ
Евгений ПРОКОПОВ




ЗАБЫТАЯ ТЕМА
Производственная тематика
в творчестве новосибирских художников




Исправно посещая почти все персональные и групповые выставки новосибирских художников, раз за разом видишь одно и то же. Разной степени мастерства, разной манеры, но всё одно: пейзажи, портреты близких и знакомых, натюрморты, надуманные «композиции». Удручающее однообразие! Зрителя не оставляет ощущение, что живая жизнь осталась за окнами выставочного зала. Диву даёшься, как это можно так не замечать окружающего мира, так пренебрегать действительностью. Наша страна, словно просыпаясь от дурного сна, начинает понемногу возрождаться, строиться. Россияне растят хлеб, добывают нефть и уголь, строят жильё, плавят металл. В общем, страна работает, а художники этого словно не видят. Или не хотят замечать. Или невыгодно им это сейчас…
Поневоле с тоской вспомнишь прежние времена. Художественные выставки той поры помнятся праздничной атмосферой, общим радостным, приподнятым колоритом, красочным разнообразием полотен. Впечатление праздника искусств не оставляло зрителей. Тематическое и жанровое разнообразие произведений по-хорошему удивляло. Словно сама жизнь, узнаваемая и незнакомая, смотрела с полотен, не оставляя никого равнодушным. Книги отзывов полны были искренними словами благодарности и простоватыми восторженными откликами.
Может быть, это звучит громко, но в советские времена была предпринята попытка создать в изобразительном искусстве современный народный эпос, своеобразную живописную летопись, эмоциональную историю эпохи.
И совсем не по указке «партии и правительства» славили художники идеал деятельной, созидательной, цельной, здоровой, оптимистичной натуры современника — строителя нового общества. Жизнерадостная бодрость духа, крепость тела, энергия, душевная чистота, — именно это искали в своих героях художники. И находили. Кто искренне, а кто и — как сейчас говорят — из конъюнктурных соображений, стремился показать романтику и героику новой жизни, трудовые будни родной страны.
Много было плодотворных и полезных дискуссий и творческих споров о пересмотре арсенала выразительных средств для адекватного отражения реалий новой жизни и взаимосвязи явлений.
Живой, нервный пульс тогдашней жизни остро чувствовался в изобразительном искусстве. О многогранном мире чувств и чаяний своих современников художники стремились рассказать поэтично и ёмко. Увлечённость современностью сочеталась у них с высоким профессионализмом.
Несправедливы упрёки, что это было вдохновение по заказу. Мастера имели возможность умело вписывать в действующую систему социального заказа свои самые смелые творческие искания.
Время отсеяло наносное, неискреннее, натужное, спекулятивное.
Осталась художественная летопись преобразований. Жизнь страны была запечатлена в художественных образах.
Новосибирские художники внесли свою лепту, вписали свои строки в эту летопись.

Он исколесил всю Сибирь…
Свой путь к всеобъемлющему и достойному отображению современности искал старейшина новосибирских художников Иван Васильевич Титков (1905 — 1993), человек неутомимого темперамента и неисчерпаемых духовных сил. Не было сколько-нибудь значительного события в истории социалистического преобразования Сибири, которое бы не отразил он в своём творчестве.
Убеждённость в правоте своего искусства, природный талант, одарённость и упорство в достижении поставленных целей — вот составные части его выдающегося творческого потенциала, позволившего мастеру создать за пятьдесят лет более 4 тысяч произведений живописи и графики. Причём диапазон художника был необычайно широк: от большой, эпического звучания тематической картины до портрета или жанровой зарисовки, от плаката до книжной иллюстрации, от декоративной росписи до оформления спектаклей.
Сполна отразил он трудовые будни речников, геологов, металлургов, шахтёров, тружеников полей и ферм, строителей. С этюдником и альбомом для зарисовок он исколесил всю Сибирь. Маршруты его поездок — в названиях его картин: «Домны Новокузнецка», «Крепость Заполярья. Норильск», «В глухой, но ведомой тайге», «Строительство Красноярской ГЭС», «Порт Дудинка», «Строительство дороги в Саянах», «Академгородок строится», «На строительстве Новосибирской ГЭС».
Много раз был Иван Васильевич в Кузбассе. В своей книге «Моя Сибирь» он пишет о неизгладимом впечатлении, величественных панорамах, огнях великих строек… «Дух захватывает!» — восторгался художник.
Рисунки из дорожного альбома передают масштабность происходящего. Художник применяет размашистую, стремительную и напряженную технику.
Творчество Народного художника России И.В. Титкова может быть примером общественно значимого слияния таланта и души.

Жил жизнью страны
Заслуженный художник России Вениамин Карпович Чебанов, по собственному признанию, всю жизнь пишет войну, на которой довелось ему сполна хлебнуть лиха. Это его главная тема.
Но мастер есть мастер. Он успевал всё. Художник Чебанов жил жизнью страны. Ездил в творческие командировки. Строительство Красноярской ГЭС, Кузнецкий металлургический комбинат, Новосибирский оловокомбинат, целинные земли, строящийся Академгородок — вот далеко не все его маршруты.
Общественный темперамент, гражданственность в слиянии с высоким творческим потенциалом (с молодости Вениамин Чебанов был прекрасным рисовальщиком) и работоспособностью, — всё это приносило замечательные плоды.
Отношение художника к советскому человеку, его созидательному труду, в полной мере выразили станковая графика, гравюры, книжные иллюстрации, репортажные рисунки в областной газете «Советская Сибирь».
На многих выставках побывали работы В.К. Чебанова. В далёком Париже в книге отзывов на выставке сибирских графиков восторженный посетитель оставил взволнованный отклик: «Ваши гравюры прекрасны, господин Чебанов!»
Графическая серия, посвящённая строительству Красноярской ГЭС, имея непреходящую ценность документа своего времени, отличается высокой культурой рисунка и ясной классической композицией.
Цикл линогравюр «Новосибирский оловокомбинат» — настоящее пиршество для глаз. Такая экспрессия, динамика в сочетании с философской многозначностью возвышали работы художника, которые переставали быть просто репортажем или добросовестным рассказом о людях и их делах. Они становились поэтической образной метафорой, в которой тогдашнее отношение к жизни находило сложное и многозначное преломление.

Геннадий Крапивин:
найти красоту в обыденном
Долго не отпускала военная тематика и Геннадия Никитовича Крапивина (1923 — 1998). Мастер мощных по звучанию и сложных по живописи работ «Партизанская семья», «Наша граница», он, словно обретя второе дыхание, пишет картину «Кузнецкстрой, 1931 год» — настоящий роман в живописи. Эпический строй и эмоциональная насыщенность, документальная информативность этого полотна таковы, что зрители подолгу вглядываются в него, понимая лучше, чем из книг, ход истории. Человек перед гигантским муравейником огромной стройки. Что ждёт его? Каковы будут результаты затеянных преобразований?
Творчество Заслуженного художника России Г.Н. Крапивина всегда отличала приверженность к самому сложному жанру живописи — многофигурной тематической картине.
Подобные полотна всегда занимали на выставках бесспорно главенствующее положение и придавали вернисажам особо содержательный характер.
О сложном, диалектически многогранном отношении художника к теме социалистической индустриализации может рассказать такой случай.
Крапивин после окончания Рижской академии художеств много лет жил с семьёй на Урале, в Нижнем Тагиле. Писал уральские заводы, коксовые батареи, домны, мартеновские печи, плотины. Однажды, много лет спустя, уже по приезду Крапивиных в Новосибирск, в его мастерской я рассматривал этюды и эскизы тех старых работ и как-то бестактно стал говорить о том, как «не глянулся» мне его любимый и не раз воспетый им Нижний Тагил. А надо сказать, что в этот город наша туристическая группа приехала после великолепного сплава по живописнейшей, чудесной реке Чусовой. Дикая прелесть её гористых берегов, заросших лесом, стояла ещё перед глазами, когда мы увидели жуткую панораму города-монстра с десятками фабричных труб, которые дымили разноцветными (от бело-жёлтого до чёрно-фиолетового) чудовищными шлейфами; во рту после таёжной прохлады чувствовался металлический привкус.
— Кому нужна такая индустриализация за счёт здоровья людей, гибели природы? Это ли надо прославлять художнику?
Геннадий Никитович тактично отверг мои скороспелые упрёки, рассказал о тяжком историческом бремени города, о роли его промышленности в победе над фашистами, когда было не до экологии. Рассказал он и о том, как, будучи народным депутатом Нижнетагильского горсовета, участвовал в постепенном наведении порядка в когда-то самом неблагополучном по загрязнению городе.
— А то, что Нижний Тагил очень живописен — истинная правда. И не спорьте, — мягко, но твёрдо подвёл он итог нашему спору. — Дело художника — создавать портрет эпохи, писать окружающий мир, пытаться выразить свою душу. Брать какой-то один аспект в явлении — это удел плакатиста, а не живописца.
Как ни привязан был Г.Н. Крапивин к заводской тематике, были у него и другие полотна, посвящённые человеку труда.
Так, картина «Доярки» (1964) полна света, жизнерадостна, женственна. Серия этюдов героинь этого полотна — достойна самых высоких похвал с точки зрения живописного пластического мастерства. Это гимн русской женщине, её красоте и одухотворённости.
После мрачноватых по колориту картин заводской тематики, радостно и необычно прозвучала картина Крапивина «Цветёт сирень» (1967), где рабочие-дорожники изображены в минуту отдыха, и показаны рядом с цветущими кустами сирени. Силуэт катка-асфальтоукладчика совсем не кажется угрюмо-тяжёлым рядом с молодостью, весной и светом. Художник нашёл такой новый, оригинальный и неожиданный поворот в решении традиционной рабочей темы.
Были у мастера и традиционно решённые полотна производственной тематики: «Парни одной бригады», «Пришла смена» (1972), «Газопроводчики» (1967).
Одной из лучших работ позднего периода стала картина «Сибсельмашевцы» (1980), к огромному сожалению, увезённая из Новосибирска Всесоюзной Дирекцией выставок и, по странному решению Художественного фонда, переданная в музей города Казани. Людям труда художник Крапивин посвятил и десятки листов станковой графики, которые он щедро раздарил в 70-80 годы открывавшимся в райцентрах Новосибирской области народным картинным галереям.

Результаты формальных поисков —
реальные, эффектные и глубокие
Хотя по понятным причинам производственная тематика получила своё художественное воплощение прежде всего в творчестве художников традиционно-реалистической школы, но и творцы-новаторы, художники-авангардисты, работавшие в абстрактной манере, отнюдь не чурались окружающей действительности, злободневности.
Сибирский гений авангарда, Николай Демьянович Грицюк (1922 — 1976) в своём творческом багаже, кроме общеизвестных и всемирно признанных достижений в области цветоритмических фантазий, имел и участие в комплексном оформлении турбогенераторного завода, и разработку эскизов росписи интерьера вокзала Новосибирск-Главный, и оформление книг, и поездку на целину, и участие в геологической экспедиции.
Неоднократно бывал он в индустриальном центре Сибири — в Кузбассе. Панорама Новокузнецка, Прокопьевска, рабочих посёлков, шахт — поразила художника непредставимой концентрацией промышленного производства.
Пытливый и беспокойный, Грицюк вникал даже в тонкости технологического процесса, наблюдал розлив металла из конвертера, часы проводил у доменной печи. Формально суть его творческих поисков состояла в «выражении цветом и ритмом динамики индустриальных объектов». Но за внешними эффектными и неожиданными цветовыми решениями видно глубокое содержание. Взгляд мастера, художника-мыслителя словно проникал сквозь нагромождения дыма, огня и пара. Индустриальные пейзажи Н.Д. Грицюка безлюдны. Художник с набатной силой ставит философской глубины вопросы. Где там место человеку? Как избежать отчуждения людей от плодов их деятельности? Каковы будут результаты безудержной и бездумной технократической оголтелости?
Редкий, поистине драгоценный дар — найти подобные, очень значимые нюансы общепринятой тематики! Этот дар сделал творчество Николая Демьяновича актуальным на все времена.
Работы из серии «Кузбасс» (особенно такие, как «Льётся металл», «У домны», «Кузбасс индустриальный», «Новокузнецк. Коксохим», «Домна Запсиба») показали, что индустриальный пейзаж не обязательно фотографически точен и информативно насыщен. Не менее важны образная наполненность и философская глубина и многозначность.
Эмоциональное восприятие художника находит прямой путь к сердцам зрителей быстрее, чем жалкое следование тогдашним трафаретным образцам. Часть работ «кузбасской» серии («Прокопьевск», «Шахтёрские домики», «У старой шахты», «Котлован») вызывает тревожные чувства внутреннего напряжения и почти ощутимой тяжести бытия.

Они считали себя учениками Грицюка…
Немногие из последователей Николая Демьяновича Грицюка смогли выдержать заданный Мастером уровень философского осмысления и художественного воплощения действительности. Кажущаяся лёгкость ассоциативно-импульсивного метода многих молодых художников увела в дебри субъективистского формализма. Избежать этой ловушки удалось немногим. Очевидно, дело в масштабе личности, творческой одержимости, оригинальности таланта.
В качестве положительного примера следует отметить серию работ В.С. Бухарова «Поездки по стране» (и, особенно, «Киевский порт») или его же серию, посвящённую металлургам (в частности, экспрессию «Трубогиба»).
Самый именитый из учеников и последователей Грицюка, Михаил Сергеевич Омбыш-Кузнецов, хоть и считает себя теперь «прежде всего, абстракционистом», так много сделал в жанре гиперреалистической производственной картины, что по праву уже в сорок лет считался «монстром соцреализма». Об этом с гордостью говорит до сих пор своим студентам профессор Архитектурной академии, Заслуженный художник России, Лауреат премии Ленинского комсомола М.С. Омбыш-Кузнецов.
Метростроители и водолазы, пограничники и пожарные, рыбаки и строители, нефтяники и газовики — толпами шли на зрителя с его полотен. И всякий персонаж у художника — это личность, личность значительная, вызывающая уважение. Никакой скорописи. Всё добротно, крепко, надёжно.
«Не бежать от действительности, а находить своё место в ней, соизмеряя чувства и переживания с сегодняшним накалом жизни, обнаруживая адекватную ей форму выражения», — так сформулировал он своё тогдашнее творческое кредо.
Высокая живописная техника и глубокое, вдумчивое отношение к изображаемому сочетались в производственных картинах Омбыш-Кузнецова самым счастливым образом.
Мощь и многообразие того периода творчества художника поражает! Особенно на фоне худосочных и мелкотравчатых изысков иных его ровесников.
Непонятны причины резкого ухода М.С. Омбыша-Кузнецова от той тематики, от той жизни живой.
Иная жизнь — иные песни?

Живописная симфония о людях труда
Художник живописного цеха Новосибирского отделения Художественного фонда России Николай Никифорович Полещук за полвека работы в фонде кроме бесчисленных портретов классиков марксизма-ленинизма и деятелей партии и правительства, кроме копий чужих шедевров, кроме заказных картин на заданные темы, с особенным удовольствием вспоминает те периоды, когда удавалось поработать «в охотку».
Характерна в этом отношении история создания серии «Новосибирский металлургический завод».
Как-то, в начале семидесятых годов прошлого века, наскучившись заказными работами, взял Николай Никифорович творческий отпуск на три месяца. Хотел поехать к родственникам в Киргизию, отдохнуть, пописать горные пейзажи. Но, вместо этого, неожиданно для окружающих, пошёл в дирекцию металлургического завода имени А.Н. Кузьмина. После недолгих переговоров он получил полную свободу действий, ему выделили импровизированную мастерскую в ленкомнате цеха горячего проката.
И начались счастливые дни!
Он ходил с этюдником по грохочущим цехам, где раскалённые слябы металла превращались в облаке пара, искр, дыма и окалины в огненно-раскалённую ленту проката, или в трубных цехах трубогибочные станы салютовали художнику фейерверками искр электросварки.
Странный это завод: пролёты почти в полкилометра, а людей почти не видно.
Но Полещук увидел истинных героев.
Галерея портретов металлургов, созданная художником, впечатляет. После того, как художник организовал в заводском Доме культуры «Металлург» свою выставку-отчёт, эти работы постоянно «экспонировались» на Аллее Славы завода им. А.Н. Кузьмина, прямо у проходной. А портрет Героя соцтруда М.П. Нестеренко с успехом демонстрировался на Зональной выставке «Сибирь Социалистическая».
Два десятка больших картонов-этюдов Полещук оставил себе. Мечтал он о картине «Цех горячего проката». Я видел часть этих этюдов. Это была бы симфония о людях труда! Жаль, что не удалось мастеру свершить свой замысел.

Им нет числа, примерам славным…
Примеры плодотворного участия художников в жизни можно множить и множить. Едва ли не самые необычные творческие командировки в истории Новосибирского Союза художников были у П. Поротникова, В. Хлынова, П. Давыдова, В. Чиркова, С. Кобелева, которые в конце пятидесятых годов поехали на постоянное жительство и творческую работу в колхозы и совхозы области.
Из них дольше всех, более десяти лет, прожил в селе Вьюны Колыванского района Павел Леонтьевич Поротников (1922 — 1998). Темы деревенской жизни, новь социалистического села, люди земли — всегда интересовали его. Он, кажется, перерисовал всё и всех во Вьюнах. Сцены сельского труда («Утро в совхозе», «Вспашка зяби», «Строят дом», «На ферме») перемежаются с портретами крестьян, с жанровыми зарисовками, в которых живо схвачен момент. Павел Леонтьевич с гордостью рассказывал о том, что ему даже начисляли трудодни за его работу живописца.
А вот Пятков Анатолий Александрович (1919 — 1979), уже будучи в зрелом возрасте, на пике известности и успешной административной карьеры, был так захвачен всеобщим энтузиазмом, что выхлопотал себе многолетнюю командировку на Западный БАМ.
И словно вторая творческая молодость пришла к художнику!
На многих выставках с восторгом были встречены новые его герои, оригинальные сюжеты, необыкновенные сибирские пейзажи.
Поклонники творчества Заслуженного художника России А.Н. Никольского очень высоко ценят тот период его творчества, когда героями его полотен были геологи Заполярья, рыбаки озера Сартлан, металлурги Кузбасса.
Л.Ф. Жмыхов, имея за спиной суриковскую Академию, легко вписался в худфондовскую систему. Им были созданы галереи замечательных портретов железнодорожников, портреты тружеников Западно-Сибирского речного пароходства. Для графической серии «Новосибирский оловокомбинат» характерна экспрессия и высокий профессиональный уровень культуры рисунка.
Нет, воистину про всех не вспомнить в одной статье!
Вывод можно сделать один. Участие художников в созидательной работе было оправдано и плодотворно.

Резюме с упрёками…
Нельзя жить в обществе и быть свободным от него. Язвы и трагедии последнего времени бросаются в глаза прежде всего. На выставках последних лет можно было видеть галерею бомжей А. Курячего, уличных торговок А. Кучерявенко, нищих и музыкантов-инвалидов В.К. Чебанова.
И невольно возникает вопрос: что, этим исчерпывается окружающая жизнь?
Страна живёт, строит, учится, просыпается от дурного сна. Всё это проходит мимо острого глаза художников, не находит отражения в их творчестве.
Живописцы равнодушно не замечают окружающей действительности, общество отвечает равнодушием творцам, занятым мелкотравчатым самокопанием и рыночным услужением.
В конечном счёте, об эпохе судят по тому, какое отражение она получила в литературе, музыке, изобразительном искусстве.
А что останется от нынешнего времени?
Список российских олигархов-миллиардеров?