Вы здесь

Звезда Звиздец

Стихи
Файл: Иконка пакета 04_kol4in_zz.zip (10.26 КБ)

* * *

Темень. Керченский пролив.

КПП. Два бэтээра.

Документы предъявив,

колесишь. Прощай, карьера.


 

Степь да степь, звезда Звиздец

негасимая. Отваги —

ноль. Воздушный холодец,

тарахтенье колымаги.


 

И куда тебя несет

за сопливыми войсками?

Что, прижалось, не поет,

у тебя в груди скребками

рвет, сигналы подает?

* * *

Последним поездом из Крыма,

ночным — ты-дык, ты-дык, ты-дык.

Очнувшись утром, образина,

сидишь, встречаешь материк,


 

нагрянувший степным простором,

весенним наливным Днепром.

Вагонное окно, в котором

торчишь бесформенным лицом,


 

уносится как можно дальше —

на киевский ж.-д. вокзал.

Ты-дык, ты-дык… Сидишь, тишайший.

С той стороны — садовый шквал.

* * *

Стук-постук бичевозы вдоль наших садов-

огородов и прочих предместий.

После крымского фронта погибнуть готов

на картофельном фронте. Два двести


 

уродился, и вот ветерок до сих пор

продувает, шатает, уносит.

Подойди, обними. Личный твой паникер,

поцелую твой маленький носик.


 

Полтора землекопа. Звучит бичевоз.

Ноет сердце. Картофель бросают,

зарывают. Взойдет, не обманет, авось.

От жары ничего не спасает.


 

* * *

Летом на проспекте — Туркестон,

засуха, цементная пыльца.

От похожего на бастион

университетского торца


 

плитку тротуарную кладут

внуки завязавших басмачей

в сторону гостиницы. Редут

образует плитка у дверей


 

обувного... Ишь ты, дискомфорт!

Засуха цементною пыльцой,

вязкой теплотой свое берет.

Сгорбившись, бредешь на водопой.


 

* * *

Озеро Шарташ, кафетерий «Каспий»,

на ухабах подпрыгивает маршрутка.

Эй, шофер-водитель, балбес горластый,

не дрова перевозишь — взрывчатку. Шутка.


 

Далее — Берёзовский. Тьфу, деревня.

Курбаши подворотню за подворотней

собирает, рубит бабло. Плачевна

атмосфера. Зато алкоголь добротный


 

в сумке. То есть нечего огорчаться.

Автостанция близко, не за горами.

Наддает ямщик, пристяжные мчатся,

громыхая колесами и дверями.


 

* * *

Седина к седине, а по-прежнему — кожа да кости.

Братья Кастеры нынче приснились. К чему? Непонятно.

Начитался, наверное. Снежные падают пятна.

Задувает гаражный, лесной. На заре девяностых


 

забабахали домик — железобетон плюс прорехи,

плюс десятый этаж, да еще угловая квартира.

К месту службы забег — марш-бросок по столице фронтира,

окультуренного, одряхлевшего. Вехи-успехи


 

обернулись коррозией, каменной крошкой, трухою.

Собираясь на выход, жену обнимаю, целую.

Лифт, прокачанный давеча, вниз пролетает втихую.

На открытом пространстве снежочек с лихвою, с лихвою.


 

* * *

Грозненский ж.-д. вокзал, Донецкий аэропорт...

История любит кровавые бастионы.

Информация о потерях ее не берет,

не колышет. Глянь, что у девочки в телефоне, —


 

фото-, видеосвидетельства, беспросветный ад.

Выкладывает крошка в социальные сети.

Ставьте «нравится», если нравится чертов «Град».

Кому надо, сами смотайтесь проверьте.


 

Будет вам счастье вечное, правильное добро,

приветы посредством кочующего железа.

Как говорил один мой старый приятель: «Бро,

ситуация штатная». Антитеза —

снегопад. Запрокидываю табло.