Вы здесь

«Избранное» Александра Денисенко

Творчество замечательного поэта Александра Денисенко давно и прочно вошло в лучшие образцы сибирской поэзии, хотя книги его выходили чрезвычайно редко. И вот – хорошая добрая новость: только что пришла из типографии новая книга Александра Денисенко «Избранное. Стихи и проза», в которую вошло самое лучшее, что создано талантливым автором. Вышла книга в серии «Библиотека сибирской литературы». Этот проект осуществляется при деятельной поддержке правительства и министерства культуры Новосибирской области, а подготовительную работу издания осуществили Новосибирская областная научная библиотека и редакция «Сибирских огней». Александр Денисенко – постоянный автор и лауреат премии журнала по итогам 2017-го года.

Тираж книги поступит в библиотеки Новосибирской области, а презентация ее состоится в ближайшее время. Следите за нашими новостями.



***
Нет-нет да приснится почти позабытое прошлое:
Вот я часами стою в СССР, чтоб купить колбасы или сыр.
Вспомнится вдруг среди давней усталости чувство хорошее:
Снова затикают вспять на запястье ручные деви´чьи часы.
...Помню, один подошел, говорит: «Вы какая»?
Я говорю: неплохая. Учусь на вечернем. А вы?
Он улыбнулся: а я прочитал на руке, что Вы 142-я...
И написал у себя на руке, что я буду стоять перед ним.
Я перед ним, улыбаясь, стояла сто сорок вторая
За колбасой по талонам со вкусной фамильей батон.
Нам оставалось всего сорок два человека до рая –
Вдруг по толпе прокатился глухой поджелудочный стон...
Ну, ничего, я рвану в «Океан» за любимым в народе минтаем.
Я ведь с утра записалась на скумбрию, мойву, селедку и хек.
Может быть, встретится здесь, на мою отзываясь ментальность,
143-й с минтаем под мышкой тот самый родной для меня человек...


***
У меня ничего не готово,
И стихов я почти не писал,
Золотого тяжёлого слова
Я три года уже не сосал.
А вчера чуть совсем не разбился,
С журавлями снижаясь к земле...
Мне сказали, что я изменился,
Что три года я был на войне.
Ладно, ладно, ура.
Но под песни и крики
Никому не сказал, никому не стравил,
Что мне снятся товарищи:
Пётр Великий,
Николай Чудотворец, Святой Михаил.
В нашем чёрном саду
Каждый день помирает садовник,
Но приходит другой,
Как и я, с бесконечной войны –
Золотые слова каждый день он приносит с помоек
Для друзей для своих, для своей
Беззаветной страны.


***
Грусть невестина. Идёт тёплый снег.
Всё поставлено на свои места.
Мне невесело. Я люблю вас всех,
Кто любить меня перестал.

Вот начало пути. По нему пойду
Вместе с вами, возьмите, а?
Чтоб не видеть, как бедная церковь в саду
Прячет очи от глаз вытрезвителя.

Сколько ног вышивало мне снег под окном,
А потом, когда пряжа рвалась,
Я прощенья просил у знакомых икон,
Что втоптал эту вышивку в грязь.

Возжалеть бы о прошлом, но чёрт начеку –
Кони сбились с дороги и встали,
И не могут никак заступить за черту,
Где любить вы меня перестали.

Грусть невестина. Идёт вечный снег.
Всё поставлено на свои места.
Мне невесело. Я люблю вас всех.


***
Памяти Александра Плитченко

Чёрный снег замаячит на взгорье,
И метель дорогих деревень
Нарыдавшись, вплетёт в изголовье
Отгоревшую в горе сирень.

Там на небе цвета побежалости,
Разливаясь в причудливый свет,
Просияют печалью и жалостью,
Для которых названия нет.

Вот и хлынула кровь из России,
Вот и замерли руки по швам –
Всем всучили, хоть мы не просили,
Кому срам, кому шарм, кому шрам.

В мавзолее вечернего сада
Поплывёт по рукам стеарин,
Есть в России одна лишь награда –
Крест нагрудный из двух крестовин.