Вы здесь

Тотальный автопробег. 15 марта. Улан-Удэ

Дорожные записки Игоря Маранина с автопробега «Владивосток – Таллин», организованного в честь «Тотального диктанта».

15 марта. Улан-Удэ

По дороге между Читой и Улан-Удэ мела пороша. Жёсткий колючий снег бил в лобовое стекло, сыпал, летел, бился – порою видимость снижалась до нескольких десятков метров, и странно было читать сообщения смартфона о погоде в Улан-Удэ: солнечно, +13 градусов. Зима боролась с весной, налетая лихими кавалерийскими атаками и отыгрывая у солнца и тепла по несколько часов. Но чем ближе мы подъезжали к столице Бурятии, тем тише становился ветер: вскоре он уже не рычал, а жалобно скулил, выметая под колёса последние горсти снега.

Караван «Тотального диктанта» вёз не только участников пробега, но и большое количество рекламно-информационных материалов: тесты на грамотность, книги, атрибутику, пластиковые хештеги... Последнее слово в Интернете часто пишется через букву «э» («хэштег»), но это неправильное написание. «Русский орфографический словарь» 2012 года в словах, производных от английского hash, как норму зафиксировал букву «е». Молодое поколение транслирует Интернет прямо в оффлайн, помогая расставлять друг для друга понятные информационные вешки. Заинтересовался, набрал на смартфоне нужный хештег – и узнал все последние новости о ходе автопробега и подготовке к проведению диктанта.

Главная площадь Улан-Удэ, куда нас гостеприимно пустила полиция с разрешения местных властей, знаменита огромной каменной головой Ленина. Памятник давно утратил изначальный смысл, став визуальным символом города вроде Эйфелевой башни для Парижа или падающей башни для Пизы. Безличным арт-объектом для туристов, породившим целое направление безымянных скульптур. На пешеходной улице Улан-Удэ поставлено несколько подобных работ без названий: огромные сплетающиеся змеи, взлетающие в небо птицы. Вместо имён на их табличках честно написано: «объект туристического показа».

Во время нашей стоянки на площади к Голове приехала монгольская делегация, с удовольствием откликнувшаяся на предложение поучаствовать в фотосессии. Невысокие смуглые монголы с энтузиазмом размахивали флагами «Тотального диктанта» и позировали с хештегами.

По сравнению с маленькой и душевной Читой, где об автомобильных пробках пока ещё шутят, Улан-Удэ действительно выглядел столичным. Центральная площадь его выстроена классическим прямоугольником с Головой в виде доминанты. Рядом – монументальный театр и скульптура бурятской балерины и её партнера, запечатлённых в изящном танце. За театром – спуск к местному Арбату: пешеходной улице с реставрированными купеческими домиками и малыми архитектурными формами вроде бронзового купца и бурятских атлантов. Здесь играют и поют (на удивление хорошо!) уличные музыканты, работают магазины, сувенирные лавки и кофейни. На одну из скамеек присел, вытянув ноги, Антон Павлович Чехов: на стене соседнего здания запечатлена мимолетная фраза, брошенная русским классиком: «Верхнеудинск [бывшее название Улан-Удэ] – миленький городок». Чехов и сибирские города – отдельная и очень увлекательная тема: карикатурная скульптура от обиженных томичей, монументальная основательность памятника от благодарных красноярцев, фотографическая сиюмитуность арт-объекта от рациональных уланудинцев.

Слово «Арбат» вызвало интерес главного филолога нашей экспедиции. То, что именем московской улицы называют пешеходные улицы в разных городах страны, общеизвестно. Но если слово становится нарицательным, не пора ли его писать со строчной буквы: арбат? Пока словари с этим не согласны, но вопрос требовал обсуждения в профессиональном кругу, и филолог Елена Вячеславовна записала его в свой полевой блокнот.

Зайдя в одно из заведений выпить кофе, мы встретили профессионального филолога... за стойкой. Правда, рядового и безо всяких регалий: выпускница филфака подрабатывала продавцом кофейни и совмещенной с ней сувенирной лавки. Встретив представителей «Тотального диктанта», она обрадовалась нам, как родным.

Стремясь обрести финансовую стабильность, уланудинцы (как и другие сибиряки) часто вынуждены совмещать несовместимое. Иногда получаются неоднозначные сочетания: на улице Коммунистической, что ведёт к Голове, дома увешаны памятными табличками с перечислением местных знаменитостей, некогда проживавших в том или ином здании. Одновременно фасады заполонили вывески ставших притчей во языцех микрофинансовых учреждений. В результате память об уважаемых в республике людях оказалась по соседству с названиями фирм-ростовщиков: фамилия основоположника бурятской литературы Х. Н. Намсараева здесь соседствует с вывеской «Отличные наличные», первой бурятской женщины-историка М. Н. Бадмаевой – с надписью «Помогаем деньгами», народного поэта Бурятии Ч.-Р. Намжилова – с ломбардом и т.д.

Выпив по чашечке вкусного кофе и тепло попрощавшись с коллегой за стойкой, мы расселись по машинам и отправились в следующий пункт нашего путешествия – добрый старый Иркутск.