Из сундука Станислава Савченко

Дорогие друзья, мы рады сообщить всем вам, нашим читателям, что большой друг и автор журнала «Сибирские огни», библиофил и коллекционер, создатель известного антикварно-букинистического магазина «Сибирская горница» Станислав Алексеевич Савченко открывает свой сундук. (В образном, конечно, смысле). Редкие фотографии, открытки, старые газеты и документы, подлинные автографы знаменитых писателей — все это далеко не полный список его коллекции, которую он собирал на протяжении нескольких десятилетий.

В знаменитых в свое время мемуарах Ильи Эренбурга есть эпизод, как в 1945 году среди развалин одного немецкого города он нашел растрепанный томик прижизненного издания стихотворений Артюра Рембо. Книгу он привез в Москву, и она стала одним из самых интересных экземпляров его знаменитой коллекции. Я хорошо помню свое удивление, когда читал об этом в 1963 году в журнале «Новый мир». Как можно во время жесточайшей войны думать о Рембо? У коллекционеров книг явно есть отклонения в психике. Правда, эти отклонения очень полезны для общества. Ведь любая коллекция, пусть через энное количество лет, становится общественным достоянием.

А в июле 2022 года я уже удивился сам себе. Как можно в мои немалые годы, среди бурных политических событий, в дикую для Петербурга жару так хотеть книгу? Я провел бессонную ночь, и утром книга была моей.

Я не раз писал о критериях значимости автографа для библиофила и мировой культуры: автор; кому; значимость книги в библиографии автора; что нового дает нам текст автографа; сохранность. Недостижимый (потому что находится на госхранении) идеал — первая книга Ахматовой «Вечер» с автографом: «Коле Аня».

Моя книга на моем столе. Автор: великий русский писатель, лауреат Нобелевской премии Иван Алексеевич Бунин. Сборник стихотворений для детей «Под открытым небом», «со многими рисунками». Издание редакции журнала «Детское чтение». Москва, 1898 год.

...Читать далее »

Призвание библиофила — одно из самых мирных и интеллигентных. При этом слове представляется картинка собравшихся в кружок мужчин не первой молодости, высокими словами обсуждающих достоинства очередного книжного раритета. Я сам уже полвека участник таких бесед, суть которых для непосвященных — абракадабра.

Мир коллекционеров узок, замкнут и любит тишину. Но события последних месяцев в Питере настолько необычны, что хочется сообщить о них и сибирским коллекционерам. В феврале 2022 года умер Виктор Георгиевич Василенко — владелец крупнейшей в России коллекции, сравнимой с библиотекой Смирнова-Сокольского. Большинству из нас он был известен как «Витя-очкарь». Судьба его собрания в библиофильских кругах Петербурга обсуждалась в эти дни наравне с политическими событиями и обросла морем слухов. Опубликованная на сайте Фонтанка.Ру статья «Аресты особой ценности. Жизнь и смерть петербургского наследия, которое хотели купить за миллиард, но им не продали» (см. https://www.fontanka.ru/2022/09/04/71627162/ ), по моему мнению, должна быть прочтена всеми книжниками России, в том числе и нашего города.

Пока идет следствие, комментировать вышеуказанную статью нельзя, чтобы не нарваться на встречный иск. Однако факт, что библиотеку настигла матерая уголовщина, вне всяких сомнений. Я много лет знаком с действующими лицами статьи, а Виктора знаю с начала 80-х годов прошлого века. Для пущей сенсационности, свойственной сайту Фонтанка.Ру, библиотека оценена в...Читать далее »

Коллекционер — человек странный, ему очень трудно объяснить близким людям свои желания, для него очевидные… Одно из таких желаний — иметь самую первую марку, первую спичечную этикетку или первую открытку родного города. И если для почтовых марок давно существуют полнейшие каталоги, то с открытками и сегодня густой туман. Моя школа филокартии — позднесоветские коллекционеры и переход от полузапретного краеведения к взрывному интересу к родным местам в 90-е годы прошлого века. Вот эти, уже ушедшие из жизни новосибирские коллекционеры учили меня, что первой открыткой нашего города является карточка московской фототипии «Шерер, Набгольц и Ко», с датой издания 1902 год: «Томск. № 67. Пристань „Обь“. Ново-Николаевский поселок».

Как видит читатель, на открытке железнодорожные пути станции Обь, а не пристань, и вообще, где Томск и где Ново-Николаевский поселок, но для московских издателей это были несущественные мелочи. Оснований не доверять мэтрам у меня не было, и в моем альбоме на первом месте не сразу, но появилась эта карточка в достойном качестве (трудность тут в том, что москвичи не ленились издавать эту...Читать далее »

С огромным удовольствием имею честь поздравить всех читателей журнала «Сибирские огни» с высокоторжественным праздником Светлого Христова Воскресения!

Мира, доброго здравия и совершенного благополучия всем!

Эта открытка — шедевр типографского искусства начала ХХ века, напечатана методом многоцветного конгревного тиснения и выбрана мной из многих тысяч пасхальных карточек, выпущенных в Российской империи начиная с 1895 года, когда почтовое ведомство разрешило выпуск открыток частным предпринимателям.

Коллекционеры мгновенно среагировали, и собирание пасхальных и рождественских карточек вошло в непреходящую моду. Сегодня существуют собрания из нескольких десятков тысяч открыток, но все равно неполные. (Интересно, что среди владельцев таких собраний много дам — и они активнее и азартнее мужчин.) Подавляющее большинство открыток не подписаны, и мы не знаем имен художников. А среди авторов тех, что подписаны, много крупных имен — нарисовать пользующуюся спросом карточку было престижно.

Вот две открытки великого Ивана Билибина.

...Читать далее »

Традиция рождественских рассказов — очень давняя, ей не одна сотня лет. И, поздравляя всех читателей «Сибирских огней» с Новым годом и приближающимися Рождеством и столетием нашего журнала, традицию нарушать не хочется, только вот в моей коллекции новогодний этот сюжет с печальным оттенком.

Среди десятков великолепных русских живописцев ХХ века (самый трагический век русской истории дал нам самых великих русских художников) имя Ивана Яковлевича Билибина в первом десятке. Биография его изучена под микроскопом и выложена в интернет для всех желающих. Родился 16 августа 1876 года, умер от голода в блокадном Ленинграде 7 февраля 1942 года. Каждый из нас сегодня общается с Билибиным несколько раз в день. Вытащите из кармана любую монетку: выше надписи «Банк России» странная двухголовая птичка, но не без изящества. Это рисунок Билибина, сделанный по заказу первого главы Временного правительства князя Львова в 1917 году, когда требовалось убрать с царского орла корону. Иван Яковлевич — один из основателей знаменитого художественного объединения «Мир искусства» и активный участник тоже знаменитого издательства Общины святой Евгении, в котором у него вышло 52 художественных открытки, в основном в технике хромолитографии, ныне утерянной (изображение печатается последовательно с четырех камней разных цветов, точность до сотых долей миллиметра). Эти открытки красивы и эффектны, очень популярны и активно собираются филокартистами. К счастью, они не очень редки и дороги, нужно только озаботиться их коллекционной сохранностью, и...Читать далее »

Анне Григорьевне Достоевской – 175 лет

Выражение «копилка впечатлений» навязло в зубах, а вот «сундук впечатлений» вроде бы звучит свежо…Сегодня — об Анне Григорьевне — без книг, только впечатления «из сундука».

В Старую Руссу хотелось попасть много лет, но все время казалось, что далеко от Питера, дорога, наверное, плохая… В сентябре собрались — Достоевскому 200 лет! Дорога оказалась прекрасной, Старая Русса близко: Ильмень — озеро, где играл на гуслях Садко, на севере — Великий Новгород, на юге — Старая Русса. Первое впечатление — чистота и яркие граффити на боковых стенах пятиэтажек: Достоевский с картины Перова и цитата: «Перестать читать книги — значит перестать мыслить». Чуть дальше — Алеша Карамазов, портрет Андрея Мягкова из известного фильма 1968 года, тоже цитата. И еще, и еще… (Впечатлило и потому, что в эти дни судебным решением в Петербурге постановили уничтожить потрясающий образец граффити — портрет Даниила Хармса на доме, где он жил.)...Читать далее »

С Достоевским так часто получается. Укладываю сфотографированные книги аккуратно на полку, раскрываю случайно одну: «У нас есть бесспорно жизнь разлагающаяся и семейство, стало быть, разлагающееся. Но есть, необходимо, и жизнь вновь складывающаяся, на новых уже началах. Кто их подметит и кто их укажет? Кто хоть чуть-чуть может определить и выразить законы и этого разложения, и нового созидания?» Это о ком и когда написано? Этому, такому актуальному, тексту 150 лет, это «Дневник писателя» за 1876 год. И это комментарий писателя к своим словам из «Дневника» 1873 года: «Но пока еще кругом нас такой туман фальшивых идей, столько миражей и предрассудков окружает нас и молодежь нашу, а вся общественная жизнь наша, жизнь отцов и матерей этой молодежи, принимает все более такой страшный вид, что поневоле приискиваешь иногда всевозможные средства, чтобы выйти из недоумения». Попади Федор Михайлович в наши дни, только и удивляться ему, что ничего, в сущности, не изменилось (интернет не в счет, умнее от него никто не стал). И наше общество, как и тогда, по его определению, «масса мелких безбожников и крупных бесстыдников».

Достоевский, так получилось, в моей жизни...Читать далее »

Моя жизнь сложилась так, что за последние тридцать лет я побывал в нескольких десятках стран мира. И в каждой стране, словно исполняя обязательный ритуал, я посещал книжные магазины, даже с товаром на экзотических языках. Всегда, большой магазин или маленький, Париж или Женева, Бангкок или Сингапур, в продаже были книги Достоевского. Книги, мысли Федора Михайловича вот уже более ста лет нужны всем живущим на планете Земля. Достоевский не только великий писатель земли Русской, он величайший писатель и мыслитель всех времен и народов, стоящий в одном ряду с Данте и Шекспиром. Перефразируя М. Лозинского, сказавшего, что стихи Ахматовой будут жить, пока существует русский язык: Достоевского будут читать, пока существует Homo sapiens — пока на земле будет жить человек разумный.

«Многопространственность» творчества писателя (присутствие четвертого измерения) дает каждому последующему поколению возможность познать самого себя через чтение Достоевского.

Из знаменитой «Пушкинской речи» Достоевского 8 (20) июня 1880 года: «Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, менее недоразумений и споров, чем видим теперь». И у меня возникает вопрос: проживи Федор Михайлович долее, что было бы с Россией? Достоевский умер за месяц до убийства императора Александра Второго народовольцами, а за три дня до смерти писателя был арестован член исполнительного комитета «Народной воли» Александр Баранников (убийца шефа жандармов Мезенцева), который долгое время был соседом Федора Михайловича по дому в Кузнечном...Читать далее »

Слова «редкость», «ценность» и «старина» большинству кажутся синонимами. Коллекционеры с этим не согласятся.

Ценность

Общим местом стало нытье книжников и чудом выживших букинистов — мол, книги ничего не стоят. Это правда. Но из этой правды множество исключений. Сегодня в продаже на всю Российскую Федерацию всего два экземпляра книги Андрея Тарковского «Мартиролог. Дневники» — один экземпляр за 20 тысяч рублей, другой за 30 тысяч. В 2008 году ее можно было купить, вовремя зайдя в книжный, за 1000 рублей. Прошу поверить, что таких случаев много.

Редкость и старина

В 1997 году мне сделал подарок художник Энгель Хариевич Насибулин (1934–2020). Этим подарком (не единственным!) я очень горжусь, как и знакомством с этим замечательным и оригинальным человеком. Жил он в Пушкиногорье, но часто бывал в Петербурге и был постоянным гостем магазина «Библиофил» на Лиговском, 120. Вся его не короткая жизнь — это Пушкин, книги о Пушкине, рисунки к Пушкину — рисунки Энгеля ни с чем спутать невозможно, количество различных премий, полученных художником, не сосчитать. Подаренная мне книга...Читать далее »

Сундук… Наверное, это мой кабинет, книги с трех сторон, забитые документами и фотографиями ящики письменного стола. И только компьютер противоречит этому собранию артефактов 18–20 века. Несколько раз в день мой взгляд падает на фотографию под стеклом книжного шкафа, которую держу уже 30 лет, чтобы помнить: русская история противоречива и парадоксальна, и все могло бы быть иначе. Эта малоизвестная фотография сделана 140 лет назад, 1 марта 1881 года, когда был убит творец Великих Реформ Император Александр II. Подпись под фото: Ординарец Мачнев в Бозе почившего Императора Александра II. Фотография одновременно жуткая и эффектная. Из следственного дела:

«Ординарец Его Величества унтер-офицер лейб-гвардии 2-го Кубанского эскадрона собственного Его Величества конвоя Кузьма Мачнев. Ранение взрывчатым метательным снарядом правой щеки, век глаз, левого глаза, преимущественно левого верхнего века, где на внутренней поверхности замечается в полсантиметра длиною ранка; далее раны правого плеча, предплечья, среднего пальца руки, правой стороны груди, надчревной области, где находится до 17 поверхностных ран. Правая и левая голени покрыты разной величины ранками. Разрыв левой барабанной перепонки.»

Царь-Освободитель дал свободу крестьянам, провел фантастическую Судебную реформу и ряд других. Александр II 1 марта — княгине Юрьевской, фактической жене: «Дело сделано, я только что подписал манифест («Проект извещения о созыве депутатов от губерний»), он будет обнародован в понедельник утром в газетах. Надеюсь, что он...Читать далее »

Страницы

100-летие «Сибирских огней»