Вы здесь

Атмосферный флот

Стихи
Файл: Иконка пакета 05_dia4kov_af.zip (10.76 КБ)

Чертополох

Здесь, на Оке, на берегу пустынном

Забыть о планах, из домашки сына —

С «эр» рыба начинается и рать

И глупости другие повторять.


 

Лес шелушится и теряет краску,

Раскачивает лодку по-дурацки

Рыбак, хлебнув дешевого пивка.

И тихо край теряет букву «ка».


 

Торгуются и набивают цену

Себе березы над водой, и в целом

Играет солнце. Так тому и быть —

Все исключенья следует забыть!


 

Здесь, на Оке, заварен чай с малиной,

Стучится в окна куст с гипертонией.

Закат себя в густой траве нашел.

И занавески дышат тяжело.


 

Усадьба

Не с самого начала… Сумрак осени.

Холодный дождь. Старинный дом у озера.

Какой в нем смысл? В нем зал, и кабинет,

И кухня… Смысла никакого нет.


 

На выход собирается экскурсия,

Дождь по стеклу раскатывает бусины.

Грустит у полки с книгами жена,

И год за годом длится тишина.


 

Ты выползаешь на крыльцо со спутницей.

На курточке сверкает жук, как пуговица.

По склону дым сползает кучевой…

Не происходит больше ничего.


 

Уже потом в своем пальто изношенном

Ты яблоко из сада чистишь ножичком

И видишь, как сползает в дерн спираль —

Такая достоверная деталь…


 

Тема

Не «Родина» выжжено увеличительным

Стеклом на фанере ворот,

А бранное слово и кличка учителя,

Влепившего неуд за год.


 

Начало каникул, турбаза, товарищи,

На удочку пойманный лещ.

Не громкая речь, а сплошная татарщина,

Рекою пропахшая вещь.


 

Пейзаж полыхает с лосями и лисами,

Полоска посадки горит.

В стволах заблудился диктант недописанный,

Пастух распустил алфавит.


 

Бодается с грушей корова рогатая,

Багрянец окрасил бока.

Вот-вот расползется полоска закатная,

Загад не бывает богат…


 

Ликует звезда над раскрывшимся куполом,

Отец вспоминает про чай,

И дедушка, очередную откупорив,

Отпил и умножил печаль.


 


 

Проявка

Выходит дед и, речь не выпрямляя,

Святых и грешных поминает всех.

Как будто я из темного сарая

В щель между горбылей гляжу на свет.

Рябь мяты, чабреца сентябрь последний,

Развешаны пучки душистых трав.

На птицах снег и тень сугроба слепят,

Рассвета состоянье промотав.


 

Какая невеселая затея,

Домой тащиться из последних сил,

Нашептывая опус Амадея,

Додумывая все, что позабыл.

В листве трещит фонарь, на перекрестке

За пазухой гвоздику прячет вор.

Как ночью тихо — слушают подростки.

Отключенный мигает светофор.


 

Короткой жизнью сам себя измерив,

Ищу в ложбине паданку. Земля

Осеннею травой шуршит. Все время

Одно и то же повторяю я.

Одетый в дождевик не по погоде,

С ключом на грубой нитке на груди

Из сада мальчик с яблоком выходит

И лестницу Иакова твердит.


 

Старое место

Лес на воде. От удара круги.

Гулкое эхо.

Берег обрывистый, складки реки.

Тень человека.

В солнечных соснах разрушенный храм.

Хлопоты стирки.

Запах стряпни, детвора по углам,

Шум грампластинки.

Что это было? Метель из перин,

Дождик из лейки.

Грустный мотив, незабвенный винил,

Скрипки и флейты.

Прятки в развалинах, «чур» на углу,

Солнце сквозь щели.

К дырочке сводят дорожки иглу

В плавном вращенье.

Господи, выбери снова меня,

Здесь, в перелеске.

Медленно музыка сводит с ума

Плачем и треском.

Зайчик застыл на кирпичной стене.

Пыль в переулке.

В шторах лучи. На дверном косяке

Роста зарубки.

Господи, в зеркальце мне не поймать

Раннюю осень!

Медленный вальс. 33, 45,

78.


 

Начало

Слоистые уйдут за колокольню,

А перистые, те — наоборот.

У нас по плану — облака сегодня.

Давление и атмосферный флот.


 

Географ говорит, не ждет ответа,

И мелом пишет: «Облака (тире)

Вода и лед», — к окну подходит. Света

Игра на лопуховом пустыре.


 

Слова и буквы ничего не значат.

Задумавшись, глядит учитель наш.

Смяв с хрустом одноразовый стаканчик,

Заваливается в траву алкаш.


 

А медь и серебро, как чаевые, —

Осенний лес горит на дне реки.

И в небе набухают кучевые,

Прогнозу «без осадков» вопреки.