Вы здесь

Без лишней драмы

Поэзия участников Регионального совещания сибирских авторов. Стихи
Файл: Иконка пакета 07_bez_lishnei_drami.zip (11.54 КБ)

С 22 по 25 августа на базе «Сундучок» (c. Новопичугово, Ордынский район НСО) прошло Региональное совещание сибирских авторов, посвященное 90-летию новосибирского отделения Союза писателей России. Мероприятие было организовано редакцией журнала «Сибирские огни» совместно с новосибирским отделением СП РФ при поддержке министерства культуры НСО, администрации Ордынского района и бизнес-группы «NORDАЗИЯ».

На совещании присутствовали литераторы из Абакана, Новосибирска, Кемерова, Красноярска, Барнаула, Братска, Ленинска-Кузнецкого и других городов Сибири.

Мы представляем вниманию читателей поэтическое творчество участников совещания.

Редакция

Оксана Горошкина

Красноярск

* * *

Без лишней драмы и без претензий

Пиши о том, что тебя не ранит:

Вот жук уселся в букет гортензий,

Вот сад цветущий покоем залит.


 

А душной ночью в безлунной гуще,

Забившись в угол, обняв колени,

Тверди бездумно: вот жук цветущий,

Вот сад уселся в букет сирени.


 


 

Агата РЫЖОВА

Кемерово

Братики

Перемешались телами ли, юностью, болями:

как мы упорно стремились своими юдолями,

как мы качали в люльке ладоней рваное сердце свое —

и другое —

сладкое месиво.

Как мы нелепо скользили по краю — в бездну летели — и было весело.


 

Верили как — помните? — други ли, братья ли,

как мы божественно спятили — пятились

после проклятий, распятий ли.

Кто из вас, братики, не запирал своих слез в мою ванную?

Мальчики плачут — падают слезы

на пол нектаром и манною.

 

И прорастают страданье-цветы — розы, репейники —

Через бетонное тело, холодные лики кафеля.

Пусть кобели-маргиналы-затейники —

Господи, как мои братики плакали…

Виктор БРОВИКОВ

Кемерово

* * *

Из памяти, как яблоко, достать

В налипших листьях позапрошлый август

И воздуха прозрачную усталость,

Вечерний дождь, испуганную стать

Деревьев, что боятся на асфальт

Ступить корнями. Что еще осталось


 

В том августе? Заплаканный карниз,

Скамья, стихи, привычно: осень-восемь,

Паденье яблока, пустяшные вопросы,

Теперь не вспомнить ни имен, ни лиц,

Лишь яблоко летит все вниз и вниз...

...И падает, и наступает осень.


 

* * *

Пишу тебе из осени — в декабрь.

В январь, в февраль — в любое время года,

Где ты сейчас листаешь календарь,

Пьешь чай, хандришь, ворчишь на непогоду,


 

Перебираешь дни, играешь с кошкой,

Читаешь, вспоминаешь по стихам,

Как желтый лист вжимается в ладошку

И заспанное солнце по утрам.


 

Пишу тебе стихи, скамейки, сад,

В котором, как обычно, листопад,

И ветер треплет старые газеты...


 

Сквозь тополя промыт, процежен свет...

Ты знаешь, а на самом деле нет

Без света... ничего на белом свете.

Мария Дубиковская

Новосибирск

Температура

Грипп подарил неделю меда и молока.¶

Девочки похудели к знаковым сорока.

Выросли из тусовок, вырастили герань.

Славно сопится совам в невыходную рань.


 

Только разлепит утро розовых глаз прищур —

Тянешь привычно внутрь совести чуткий щуп:

Линий искать обрывы, править путей прогиб…

Все дорогие — живы, розданы все долги,


 

Выглажены рубашки. В комнате — ни души.

Хочешь — дыши ромашкой, хочешь — роман пиши.

Стук по стеклу — синица: нежишься? Баловство!

Можно еще влюбиться, если найти — в кого.


 

Надо же, тридцать девять. Надо бы снизить жар.

Чаю с малиной сделать — и продолжать лежать.

Сколько еще осталось? Дети приходят в три.

«Где вы берете радость?» — Черпаем изнутри.


 

Небо окно верстает, крася и голубя.

Девочки кем-то стали — или ушли в себя.

Взять записную книжку, твердо поставить цель…

Выдохни. Передышка: мед, молоко, метель.

Мария Окунева

Абакан

* * *

Там, на берегу

перед морем, стою.

Корабли отплывают,

ибо нужны в бою.

Или в миру,

не здесь

воздух разрежен,

весь

состоишь из частиц.

Человеческих лиц

не вспомнишь:

они — одно

смотрящее вдаль пятно.

Елена Жамбалова

Улан-Удэ

* * *

7 вечера. Папа с работы

на рейсовом не приехал.

А значит, что папа напился,

и мама на прорубь с ведром

идет, громыхая чрезмерно.

Мы рядом по снегу с сестрою,

а в доме напротив — гирлянда

и радость, и все вчетвером.


 

Вот так прорастают обиды,

темнеют наивные взоры,

но это не зависть, а просто —

как здорово было бы!..


 

Отец полуобморожен,

лежит возле печки и стонет.

И хочется даже из тела —

не то что из этой избы.