Вы здесь

Борис Бурмистров: «Союз писателей России должен быть!»

Известному сибирскому поэту — 75

 

Как изменилось предназначение поэзии за те полвека, что вы в большой литературе?

— Знаете, мое поколение и я взрастали на классической русской поэзии, на поэзии Серебряного века, в какой-то степени на поэзии шестидесятников, хотя не все однозначно в их творчестве. Я не люблю шумную, эстрадную поэзию. Мне ближе так называемая «тихая лирика» — Н. Рубцов, А. Передреев, А. Прасолов…

Сегодня при всей провозглашенной свободе слова порушена грань традиций русской литературы. Да, с одной стороны, ушли, слава богу, от риторики, идеологических воспеваний. Раньше запрещали в стихах писать «Бог» с большой буквы.

Но в то же время исчезло понимание: а для кого стихи? В поисках чего-то нового много пустопорожнего, бессмысленного бормотания рифмованных фраз, что явно отличается от шепота, от тихого философского размышления, осмысления сути нашего бытия.

Я всегда задаю вопрос молодым авторам: для кого пишут они стихи? Если потешить свое самолюбие — это одно (читаете друзьям). Если для того, чтобы быть понятыми многими, чтобы стихотворением затронуть тонкие струны души человека, — это другое. Ну и конечно, уж простите, но сегодня многовато пошлости и откровенного цинизма.

Русский поэт должен знать традиции и опыт предыдущих поколений писателей. И не быть атеистом, потому что не от Дарвина мы с его подопечными приматами.

Расскажите об особенностях редакционной политики журнала «Огни Кузбасса», в редколлегии которого вы работаете много лет. Есть ли у журнала девиз?

— Главное в работе — это связь поколений кузбасских литераторов, поддержка молодых авторов, это своего рода литературная площадка для литературной учебы (раньше были даже журналы «Литучеба», «Литобозрение»), поддержка новых направлений и в то же время — сохранение традиционных ценностей русской литературы. У нас много различных рубрик в журнале: «Православные чтения», «Для взрослых и детей», «Критика», «Публицистика», «Краеведение» и так далее, ну и главное — поэзия, проза. Мы не зацикливаемся только на своем регионе. Печатаем талантливые произведения со всей Сибири и России.

Возможно ли увеличить тираж «Огней Кузбасса» с 1200 экземпляров до 12 000? Каким образом?

— Прежде всего, надо вырастить, воспитать читателя. Сегодня это очень трудно. Вы сами понимаете почему — интернет, электронные книжки, другие «забавы» потакают читательским «вкусам». В школах почти не изучают литературу. Многие литературные журналы приказали долго жить. Для возрождения тиражей многих российских и региональных журналов нужна четкая политика министерств культуры, образования и печати. Со школы надо начинать прививать любовь к настоящей литературе.

Существует ли такой феномен, как поэтическая школа Кузбасса? С какими именами связан?

— Существует. Еще в 1966 году на Всесоюзном совещании в Кемерове Ярослав Смеляков высоко оценил поэтов Кузбасса. А В. П. Астафьев при составлении российской поэтической антологии «Час России» сказал, что лучшая поэтическая школа в Сибири — это Кемерово. Юрий Кузнецов, работая в журнале «Наш современник» заведующим отделом поэзии, сказал о поэтах: «В некоторых регионах пусто, а у вас в Кемерове — густо». Ну а наши поэты известны в России еще с 50-х годов прошлого века: Е. Буравлев, В. Баянов, М. Небогатов, В. Махалов, Н. Колмогоров, Л. Никонова и другие.

Что представляет собой нынешний Кузбасс литературный?

— За мои годы состоялось уже три поколения кузбасских писателей. Это основатели, наши писатели-фронтовики. Это следующее поколение (послевоенное), к которому принадлежу и я. Это и литераторы конца ХХ века и начала XXI века.

Все это можно объединить в понятие «кузбасская литература». Эта литература давно вышла за рамки региона. Наши поэты, прозаики печатаются практически во всех центральных и сибирских изданиях. Многие являются лауреатами престижных российских премий. С 2020 года идет большая работа по сохранению литературного наследия, издается трехтомник «Классика земли Кузнецкой», вышло уже два тома. Помощь в этом оказывает министерство культуры и национальной политики Кузбасса. Писатели также нашли поддержку со стороны губернатора Кузбасса в создании Литературного музея.

Журналы и альманахи Кузбасса — конкуренты или единомышленники?

— В большей степени единомышленники. Все заинтересованы в том, чтобы как можно больше литературные произведения выходили в печатном виде. Союз писателей Кузбасса поддерживает и в плане издательском, и в редактировании, составлении многие альманахи Кузбасса. Это и «Кузнецкая крепость» (Новокузнецк), «Тайгинские зори» (Тайга), «Кольчугинская осень» и «Образ» (Ленинск-Кузнецкий), «Родники Сибири» (Кемерово) и другие. Я думаю, в общем деле создания литературного пространства в области любая конкуренция только на пользу.

Ваше впечатление о недавнем книжном фестивале в Кемерове?

— Я думаю, это интересно, познавательно, хотелось бы только, чтобы местная литература представлялась более широко и кузбасские авторы не были на втором плане после «маститых» столичных писателей. Пора понимать, что не место проживания является критерием таланта.

Прошу процитировать ваше стихотворение, особо дорогое вам.

— Трудно. Потому что у каждого поэта, проработавшего в литературе долгие годы, таких стихов больше чем один. В каждом жанре: лирика, гражданская тема, философия, да и юмор, — везде есть достойные стихи. Поэтому я процитирую одно четверостишие, пришедшее мне ранним утром. Я ничего не правил в нем, просто записал.

Пройдет печаль, исчезнет грусть,
И ночь, как сон, истает.
Любовью к ближним истончусь —
Душа любовью станет.

Интересны ли вам такие литературные направления, как критика, переводы, драматургия?

— В литературном процессе такие жанры, как критика, переводы, очень важны. Сегодня катастрофически не хватает хорошей критики, особенно в регионах. Отсюда зачастую слабые книги, публикации. Единственное, где происходит более или менее отбор произведений, — это семинары, совещания молодых. Я считаю, для писателя любого ранга критика очень нужна. Что касается переводов — это тоже проблема. Раньше в советские времена была целая индустрия, переводами на русский язык занимались известные русские поэты. Я думаю, в многонациональных регионах должны быть при СП секции по переводу. Как ни крути, но только через русский язык мы узнаем талантливых писателей.

Чем отличается хорошее стихотворение от очень хорошего?

— Я бы немного развернул вопрос: «Чем отличается очень хорошее стихотворение от хорошего?» Я думаю, у любителя поэзии — одна точка зрения, у профессионального литератора — другая. Художественность, образность произведения дает возможность читателю понять замысел автора (если мне не изменяет память, об этом говорил Ф. М. Достоевский), и если это доходит до читателя — значит, стихотворение хорошее, понятное читателю. А что же такое «очень хорошее»? Это когда трудно без серьезной подготовки постичь эту магию, это таинство скрепленных слов. Когда смысл настолько глубокий, что докопаться до истины невероятно трудно, и ты постоянно возвращаешься к этому стихотворению, ощущая бездонность смысла, «когда в недрах земных дышит космос». Стихотворение остается незаконченным, и творению нет конца.

Вопрос о преемственности поколений. Много ли у вас учителей и учеников?

— Учителя мои – С. Есенин, А. Блок, Н. Рубцов, Ю. Кузнецов, а также наши кузбасские мастера слова — В. Баянов, В. Махалов, Н. Колмогоров. За многие годы творческой работы и участия в семинарах, совещаниях в качестве руководителя, конечно же, появилось много учеников и учениц. И конечно же, космический поток рукописей, книг, писем, встреч. За эти годы многие молодые авторы стали членами Союза писателей России: Юрий Михайлов, Сергей Адонин (священник), Татьяна Колач и девочка, прикованная к постели, — Аня Дронова, с которой мы начали заниматься с 14 лет. Она прожила до 30 лет достойную творческую жизнь и издала пять сборников стихов.

Для чего нынешней пишущей молодежи вступать в Союз писателей России?

— Знаете, не каждый способен жить и творить в одиночестве. Общение с себе подобными — вот, наверное, главное, что несет в себе вступление в Союз писателей. СП — это литературное пространство, которое наполнено творческим жизненным опытом многих поколений, и это, как ни крути, признание твоего таланта. В регионах к профессиональным писателям (по накатке советских времен) относятся довольно уважительно. Ну а в общем-то, как сказал один из поэтов: «Стихи не кормят — поят, и то иногда». Союз писателей России, конечно, должен быть — это и есть связь поколений и времен. Молодым продолжать….

Мне кажется, что пару веков назад ваша фамилия была на пару букв длиннее — Бургомистров. Это так?

— Не совсем так. Фамилия Бурмистров принадлежит к древнему типу русских фамилий, образованных от личного прозвища. Слово «бурмистр», несмотря на кажущуюся новизну формы, известно на Руси с глубокой древности, с конца XIV века. Уже в те времена бурмистрами называли градоначальников, а слово «бургомистр» пришло в русский язык от немецкого Bürgermeister — «градоправитель», но прижилось на Руси слово «бурмистр». Позднее бурмистрами стали именовать старост. А с конца XVII века, в эпоху Петра Первого, слово прочно вошло в обиход россиян: бурмистры были посажены по всем русским городам и подчинялись московской Бурмистерской палате. Так что по фамилии и судьба мне – почти 30 лет быть управляющим писательской братией Кузбасса...

Самый яркий год из семидесяти пяти прожитых — это?..

— Опять трудный вопрос: в каждом году 365 дней и ночей, и в каждом году есть дни и ночи, от которых душа радуется, а есть дни и ночи, которые не хочется вспоминать по причине бездарного проживания. Может быть, год 1971-й — Колыма, работа в старательской артели по 14—16 часов в сутки и первая публикация в газете «Северная Заря». Непередаваемое ощущение радости видеть свое творение первый раз в печатном виде. Сегодня есть ли у молодых авторов это ощущение? Требования к литературным произведениям занижены. За деньги сегодня можно все опубликовать, даже в толстых журналах.

А может, это годы, когда рождаются дети, внуки. А может, 2011-й — год вручения Большой литературной премии России в Доме Пашкова (Москва). Получал её вместе с В. Распутиным, Т. Дорониной, Ю. Вяземским. И много еще других прекрасных дней и ночей в этой жизни…

Надо верить, что смерти нет,
Путь прошел и назад оглянулся,
Слава Богу, я видел Свет,
Слава Богу, я в Свет окунулся…

Приходилось ли говорить самому себе: «Борис, ты не прав!»?

— Конечно, и не однажды. Во-первых, люди творческие — эмоциональны. Не всегда получается сдержать свою эмоцию. Стараюсь. А как человек православный, многие поступки свои и деяния оцениваю с этой точки зрения. Случайные ошибки, приводящие к обидам, ощущаю как свою вину. Конечно, каюсь.

Когда душе тревожно,
Когда душа болит —
Во сне поплакать можно,
Укрывшись от обид.

И конечно же, в творчестве должны быть сомнения, без этого нет продвижения.

О чем мечтается?

— Чтобы Дума приняла закон о любви. «Все скуднее любви закрома». Но для этого нужно, чтобы сами депутаты умели любить свой народ и понимали любовь не в одной плоскости. «Господи, сделай счастливым / Мой несчастливый народ!»

Читает ли поэт Бурмистров современную прозу? Что порекомендуете?

— Честно признаюсь, прозу читаю меньше, чем поэзию, не хватает времени. Но стараюсь следить за новинками, конечно, — больше в журналах, особенно в наших, сибирских. Читаю М. Тарковского, А. Байбородина, А. Кирилина. Недавно прочел роман Максима Замшева «Концертмейстер» — интересно, увлекательно, неожиданный взгляд на нашу недавнюю историю. Интересно и у нас в Кузбассе работает молодой прозаик Татьяна Ильдимирова.

Современные поэты кормят себя и семьи не стихами. Но работают кто кем: библиотекарем, преподавателем, журналистом, экскурсоводом, врачом, юристом… Самая подходящая профессия для поэта — это?..

— Бульдозерист (шучу), хотя работа на Севере в течение шести лет в этой должности меня точно закалила, дала понимание самого важного в жизни, ее многослойности. Как бульдозер снимает отвалом породу, чтобы добраться до золота, так и писатель «перемывает» столько словесной руды, чтобы добраться до истины… Ну а если ближе к теме, то А. Платонов работал дворником, а у нас в Кузбассе многие поэты работают пожарными, охранниками. Известный наш поэт Виктор Баянов всю жизнь проработал машинистом на железной дороге. И все же творческому человеку лучше работать ближе к культуре, хоть рабочим, но в театре (опять шучу).

Какого памятника не хватает Кемерову?

— Федору Михайловичу Достоевскому. С Кузнецким краем его связывает любовь к Марии Исаевой и венчание в Кузнецке (ныне город Новокузнецк). Союз писателей Кузбасса совместно с региональным движением «Достоевский в Сибири. Навстречу любви» уже несколько лет пытается продвинуть этот проект в Кузбассе. Есть уже макет, выполненный скульптором из Нижнего Новгорода — Алексеем Шитовым. Надеемся, что памятнику быть.

Как вы считаете, должны ли жители Кемерова знать своих поэтов в лицо?

— Я думаю, нас многие знают. Постоянные встречи в различных аудиториях: библиотеках, вузах, школах. Просветительские проекты, поддержанные губернатором Кузбасса: «Творческий десант», «Перекресток культур» — это поездки в отдаленные районы Кузбасса. Сегодня слова любви, добра, милосердия как никогда нужны людям. Хотелось бы, чтобы к этому повернулись и телевидение, и радио….

Как вы думаете, будут ли люди в 2046 году писать стихи?

— Думаю, что в связи с техническим прогрессом, роботизацией, появлением искусственного интеллекта потребность в живом чистом слове возрастает многократно. Ведь только стихи обладают магическим воздействием на чувства человека — согревают, умиротворяют…

Беседовал Юрий Татаренко

Фото из личного архива Б. Бурмистрова

 

Борис Васильевич Бурмистров — поэт, секретарь правления Союза писателей России. Родился 8 августа 1946 года в Кемерове. Автор 11 поэтических книг. Публиковался в журналах «Наш современник», «Огни Кузбасса», «День и ночь», «Сибирские огни». «После 12», «Сибирь», «Кольчугинская осень», «Начало века», «Чаша круговая», «Подъем».

Был советником губернатора Кемеровской области по культуре, директором Дома литераторов Кузбасса. С 1993 года — председатель правления Союза писателей Кузбасса. Почетный работник культуры Кузбасса, заслуженный работник культуры Российской Федерации, член Общественной палаты Кемеровской области. Академик Петровской академии наук и искусств, член-корреспондент РАЕН.

Лауреат литературных премий им. В. Д. Федорова, им. Г. Д. Гребенщикова, им. Н. А. Клюева, Всероссийской православной литературной премии им. Александра Невского, Большой литературной премии России. Награжден областными наградами Кемеровской области, орденом РАН «За пользу Отечеству» им. В. Н. Татищева. Живет в Кемерове.