Грибоедов в эксцентрике

Сергей Афанасьев поставил «Горе от ума» в эксцентрическом стиле. На фестивале «Русская комедия» в Ростове-на-Дону этот спектакль победил в пяти номинациях, в том числе и «За лучшую режиссуру».

Пресс-показ «Горя от ума» прошел в минувшую пятницу. Предваряя спектакль, Сергей Афанасьев лукаво назвал спектакль советским уроком литературы, но эксцентрика действа неднократно ломала наши привычные представления о персонажах. К примеру, Софья оказалась вовсе не лирической героиней, а мятущейся в горячих женских грезах и влюбленной сразу в двоих – Молчалина и Чацкого. Недаром на ее щеках были нарисованы кружки пунцового румянца. С другими персонажами те же фокусы – у кого нос подрисован, у кого усики, а у кого волосы по-гаерски вздыблены.

Наиболее гротескно выглядел Скалозуб, со вставной челюстью и накрашенными губами. Периодически эксцентрическую картину дополняли элементы яростной пантомимы актеров. У Чацкого нет клоунских примет, у него есть маска, которую он иногда надевает и устраивает фиглярские пляски. Довольно закономерным кажется, что в конце на него надевают смирительную рубашку. Удивляет другое – темперамент, замечательная пластика и молниеносная актерская реакция вчерашнего выпускника НГТИ Сергея Шелковникова.

А еще удивляет хрестоматийный грибоедовский текст, который Афанасьев справедливо назвал «горячим и никогда не остывающем». Вновь и вновь встречаются жемчужины в этом хорошо знакомой и подробно разобранной в школе пьесе. «Где чудеса, там мало складу», говорит Фамусов. А вот спектакль вышел складным.

Это замечательный ответ журналистам, которые любопытствовали: «Что будет с театром после ухода Андрея Яковлева?». Ставка Сергея Афанасьева на молодую поросль оправдалась. Хочется верить, что спектакль задал для нее не слишком высокую планку.

 

Елена Богданова