Вы здесь

Машинерия праздных бедствий

* * *

меня перебили

и спросили откуда

вся эта тоска ниоткуда

как тень на покрытой

золою планете

чуть резче чем смятый свет

под прикрытыми веками


 

стружка

незавершённого дня

пошлые боги

в рюмке

мышь пробегает

кратчайшим путём

из саарбрюккена в вену


 

выйду на

железнодорожную паперть

помолюсь отходящему

в 20:15


 


 

* * *

замершие длинные формы

отброшенные строки

похожие на ноябрьский иней

внутреннее напряжение

достижимое

только на дне сцеженного моря

холод берущий своё

точным жестом

шёлковый пояс запретного века

между зеркал

наполненных и разъятых

прихотливой тропой


 


 

* * *

из этой поблёскивающей

предметной мглы

из ангельского селения

что можно вынести

кроме извивающейся

рыбины

длинного разговора?


 

потерянный образ

словарного полдня:

белка летящая

по расщеплённому дереву


 


 

* * *

бесконечные

мучительные аккорды

тишина

прядущая и скрадывающая

благодарю за освобождение

очередную упавшую тень


 

всё пронизано

холодным потоком

жизнь приключение

остальное бесплотный довесок


 


 

* * *

запас времени невелик

лучше уснуть

под капюшоном памяти

в голом сквере

не быть ни первой

ни последней излучиной

на пути к тебе


 

никак не отговоришься

от простейшей иллюзии

от света

в котором так мало света


 

и вот

музыка с причудливым зрением

шлепки босых ног

забытые клады в подвалах

проклятия как шаловливые трели


 

мир стал узким и приглушённым

жёлуди стучащие по крыше

распродают арифметику флейты



* * *

пивоваренная элегия

в муниципальном овраге

штурм заснеженной глины

крепкий градус

развинченного храпа


 

рваная одежда

после утра любви

какие прорехи

ты найдёшь в отступающем пении?


 

чем выше температура

тем гулче

юродивость гласных

пора

кусать себе локти

пока туча не обварила

порцией кипятка


 

на ловца

бежит зверь

губы разбиты

ни пауз ни соответствий

только гул

взъерошенного моря

и

уменьшенная временем

запятая капюшона


 


 

* * *

напряжение слуха порождает

машинерию праздных бедствий

обледеневшая скорость

управляет священным ружьём

палатка выпита до дна

вместе с невинным сексом

и счастливыми последствиями


 

ты переворачиваешься на брюшко

в смятой каденции

на пальцах

новостной аукцион

но музыка не сохнет только

напрягает острые ветви


 

некуда значит некуда

никто ведь и не сомневался

в длинном презрении висящем

как гроздь винограда


 

* * *

два центра невмешательства

губы

разлинованные простудой

сдёрнутый джинсовый

нервный тик

характерный для скользкого сезона


 

ты носишь глубокий покой

в кожаной сумке

между пудреницей

и оральным контрацептивом


 

счастье у чёрного хода

не то чтобы гонимое но

совершенно никому не нужное

болтающееся под ногами

как нелюбимый ребёнок


 

радость избирательна

как шум

в тигровой шкуре

лишённый ржавой воды

прими стеклянную позу

попробуем дотянуть

до шаткой командировки


 

по островам

это значит

(коленная чашечка?)

жёсткий переход

к новому понятию

но при этом пропадает

болотный запах


 


 

* * *

твоя голова

похожа на след

каменного облака

на равновесие

между рождением

и слепотой


 

каждый жест

это слово

а слово

мельница

на дешёвой распродаже


 

ночи

со взмыленными лунами

слишком мало деталей

их надо подкрашивать

как лицо тумана

избегая мелких штрихов


 

* * *

менее предсказуемый

вариант сезонного затмения

скрытый в спичечном коробке

силуэт майского жука


 

совсем не тётка и легче лёгкого

потерять свою тень в угоду

каверзам пространства

зевающим урнам

и говорливым букетам

в руках располневших мам


 

(какая вера? быстрая как топот

или медленная

как засахаренное солнце?)


 

пожертвуй малым

шёлком исчерпанных строк

расплетённой до жёсткого предела

ошибкой



 

* * *

при попутном ветре

раскачивается солнце

и жмурятся строки

Алиса ищет свой голос


 

держись настороже

случай — всего лишь случай:

кристаллическая решётка

с пятном яичного желтка


 

лучше задремать

тогда будет возможен

эффект тумана

и сосредоточенное выделение

периодического остатка


 

неизвестно: при этой раскачке

допустимы ли тёплые течения?

навязчивое слоение

психологических перестановок?


 

снисходительность — не самая лучшая

черта, это почти преступление

достоинство — что-то вроде

медузы, издыхающей на гальке

(я способен сказать это трижды

разными голосами)


 

для того чтобы сделать

эту новость настоящей новостью

не хватает одного движения

шелеста падающего платья

жёсткого блеска