Вы здесь

Прикосновения

Стихи
Файл: Иконка пакета 13_nesmelov_p.zip (10.85 КБ)

Удушья смрада в памяти не смыл

Веселый запах выпавшего снега.

По улице тянулись две тесьмы, —

Две колеи: проехала телега.


 

И из ее окоченевших рук,

Обглоданных — несъеденными псами,

Тянулись сучья... Мыкался вокруг

Мужик с обледенелыми усами.


 

Американец посмотрел в упор:

У мужика, под латаным тулупом

Топорщился и оседал топор

Тяжелым обличающим уступом.


 

У черных изб солома снята с крыш,

Черта дороги вытянулась в нитку.

И девочка, похожая на мышь,

Скользнула, пискнув, в черную калитку.


 


 

ПРИКОСНОВЕНИЯ

Была похожа на тяжелый гроб

Большая лодка, и китаец греб,

И весла мерно погружались в воду…

И ночь висела, и была она,

Беззвездная, безвыходно черна

И обещала дождь и непогоду.


 

Слепой фонарь качался на корме, —

Живая точка в безысходной тьме,

Дрожащий свет, испуганный и нищий...

Крутились волны и неслась река,

И слышал я, как мчались облака,

Как медленно поскрипывало днище...


 

И показалось мне, что не меня,

В мерцании бессильного огня,

На берег, на неведомую сушу

Влечет гребец безмолвный, что уже

По этой шаткой водяной меже

Не человека он несет, а душу.


 

И, позабыв о злобе и борьбе,

Я нежно помнил только о тебе,

Оставленном, живущей в мире светлом.

И глаз касалась узкая ладонь,

И вспыхивал и вздрагивал огонь,

И пену с волн на борт кидало ветром...


 

Клинком звенящим сердце обнажив,

Я, вздрагивая, понял, что я жив,

И мига в жизни не было чудесней.

Фонарь кидал, шатаясь, в волны медь...

Я взял весло, мне захотелось петь,

И я запел... И ветер вторил песне.


 


 

ЗА

Анне

За вечера в подвижнической схиме,

За тишину, прильнувшую к крыльцу...

За чистоту. За ласковое имя,

За вытканное пальцами твоими

Прикосновенье к моему лицу.


 

За скупость слов. За клятвенную тяжесть

Их, поднимаемых с глубин души.

За щедрость глаз, которые как чаши,

Как нежность подносящие ковши.


 

За слабость рук. За мужество. За мнимость

Неотвратимостей отвергнутых. И за

Неповторимую неповторимость

Игры без декламаторства, без грима,

С финалом, вдохновенным как гроза.


 


 

ПАМЯТЬ

Тревожат сердце городов

Полузабытые названья:

Пржемышль, Казимерж, Развадов,

Бои на Висле и на Сане...


 

Не там ли, с сумкой полевой

С еще не выгоревшим блеском,

Бродил я, юный и живой,

По пахотам и перелескам?

И отзвук в сердце не умолк

Тех дней, когда с отвагой дерзкой

Одиннадцатый гренадерский

Шел в бой Фанагорийский полк!

И я кричал и цепи вел

В пространствах грозных, беспредельных,

А далеко белел костел,

Весь в круглых облачках шрапнельных…

А после — дымный был бивак,

Костры пожарищами тлели,

И сон, отдохновенья мрак,

Души касался еле-еле.

И сколько раз, томясь без сна,

Я думал, скрытый тяжкой мглою,

Что ты, последняя война,

Грозой промчишься над землею.

Отгромыхает краткий гром,

Чтоб никогда не рявкать больше,

И небо в блеске голубом

Над горестной повиснет Польшей.

Не уцелеем только мы, —

Раздавит первых взрыв великий!..

И утвердительно из тьмы

Мигали пушечные блики.

Предчувствия и разум наш,

Догадки ваши вздорней сплетни:

Живет же этот карандаш

В руке пятидесятилетней!

Я не под маленьким холмом,

Где на кресте исчезло имя,

И более ужасный гром

Уже рокочет над другими!

Скрежещет гусеничный ход

Тяжелой танковой колонны

И глушит, как и в давний год,

И возглас мужества, и стоны...


 


 

ОБОРОТЕНЬ

Гению Маяковского

Он был когда-нибудь бизоном

И в джунглях, в вервиях лиан

Дышал стремительным озоном,

Луной кровавой осиян.

И фыркал злобными ноздрями,

И вяз копытом в теплый ил,

Сражался грозно с дикарями,

Ревел и в чащу уходил.

Для них, не знавших о железе,

Угрозой был его приход

И в тростниковой мгле Замбези

Они кончали час охот.

Его рога и космы гривы

Венчал, вплетясь, чертополох.

У обезьян толпы игривой

Он вызывал переполох.

Прошли века, и человеком

Он носит бычии рога,

И глаз его, подбросив веко,

Гипнотизирует врага.

И, как тогда, дороги черствы,

Но он принес из хладных недр

Свое звериное упорство,

Своих рогов железокедр.

И, наклоняя шею бычью, —

Неуязвляемый базальт, —

Он поднимает вилкой бычьей

Веков проржавленную сталь.