Вы здесь

«Тепло. Иван Купала...»

Стихи
Файл: Иконка пакета 08_klu4nikov_tik.zip (10.48 КБ)

Осенний лет

Памяти А. Кухно


 

Из кувшинок, стреноженных тиною,

От скрадков, где гроза шелестит,

В небо взмоет община утиная,

Поведет ее древний инстинкт.

Но дуплеты ружейные выпалят,

Камышовую шаль опалив,

И кому-нибудь врезаться выпадет

В присмиревший озерный залив.

В дымку синюю глаз остывающих

Брызнет небо с водой пополам,

Попрощаются молча товарищи

В синеве, недоступной стволам.

И прошепчут просторы осенние:

Да святится судьбы благодать

И за ясную бронзу везения,

И за тусклый свинец неудач.

За гремящие вспышки болотные,

За луну у намокшего лба…

Выше в небо чирка перелетного

Поднимает земная пальба.


 


 

Фольклорный ансамбль

Сложив на животе неловко руки,

Похожие на крышки погребов,

Поют на сцене русские старухи

Про ямщика, про Волгу, про любовь.

Плывут, плывут раздольные печали,

Грудная хрипотца далеких дней,

Когда они солдатками кричали

На ездовых буренок, на коней,

С которыми делили хлеб и ношу,

На трактор, ставший в поле, хоть реви,

На нас, что лебедой росли и все же

Не обойденных в ласке и любви.

Они порой совсем теряли силы,

Когда в годину черную свою

По мужикам убитым голосили.

И вот теперь, вы слышите, поют!

Поют, пройдя всех преисподних круги,

Поют всем сердцем, сердце веселя.

Поют на сцене русские старухи,

Двужильные, как русская земля!


 

* * *

Тепло. Иван Купала.

Безлюдье. Тишина.

За всю-то ночь упала

Лишь звездочка одна.

Короткий ясный прочерк

В разлив земных огней.

Пиши, мой друг, короче,

Молчи, мой друг, длинней.


 

Подражание Омару Хайяму

*

Если б власть я имел над собой и судьбой,

Поменял бы все то, что случилось со мной,

В голове заменил бы на радость несчастья

И коснулся бы неба такой головой.


 


 

*

Растет на могиле густая трава,

Допустим, из плоти, как судит молва.

Но чувства и мысли куда подевались?

Что делает сердце и где голова?..


 

*

Я однажды спустился в подвал к гончару.

Наблюдал сотворенья святую игру.

Он меня воскрешал после долгого тленья

В том грядущем, где я непременно умру.