Вы здесь

Сибирские поэты в Париже

О бьенале поэтов, проходящем под Парижем, в округе Валь-де-Марне, впервые заявившем о себе четырнадцать лет назад и с тех самых пор бесперебойно шумящем каждые два года, знают во всем цивилизованном мире: придумал его не кто-нибудь, а разноцветный поэт и настойчивый переводчик, разумный культуролог и отважный редактор главного французского журнала поэзии «Аксьон поэтик» Анри Делюи.
Оттого и съезжаются на сей поэтический форум поэты, представляющие различные континенты, страны и культуры — разноцветные, настойчивые и отважные.
В ноябре уходящего года бьенале прошел по седьмому разу, собрал поэтов Америки, Кубы, Чили, Непала, Вьетнама, Китая, Германии, Латвии, России и, само собой, Франции.
Россия была представлена сибиряками — шестнадцатилетней тувинкой Алесьей Куулар, двадцатишестилетним Виталием Науменко и пятидесятипятилетним Анатолием Кобенковым (оба — иркутяне).
Кажется, в этом была одна из интриг нынешнего бьеннале: годом прежде Анри Делюи (а вместе с ним его друзья и коллеги Лилиан Жиродон и Жан-Жак Витон) промчали по тому самому маршруту, по которому некогда прошумел придуманный великим Сандраром «Восточно-Сибирский экспресс», то есть, через Урал, Сибирь, Монголию, Китай.
Результатом сего путешествия стал специальный выпуск издавна прописанного в Марселе поэтического журнала «Иф», открывающийся сибирско-восточным дневником Делюи, продолжающийся стихами москвича Бунимовича, сибиряков Науменко, Кобенкова и Куулар, китайских поэтов Шу Ши и Мо Фей, сибирской поэмой Витона, чернобелыми фотографиями российских вокзалов, иркутских сугробов и монгольских пастбищ, с коими соседствуют фотопортреты Велимира Хлебникова, Александра Вампилова и Виктора Сосноры…
В течение десяти дней наши земляки читали свои сочинения в различных аудиториях (на троих у них вышло около двадцати выступлений), бродили по Парижу и — не без помощи переводчика – общались с себе подобными.
Благодаря Алесье Куулар, французы влюбились в неведомую им прежде Туву: юная поэтесса дивила своей красотой и грацией (она — непременно в национальном костюме — плясала), пленяла голосом и мелодикой (она пела родные песни) и радовала стихами: все нашли в них понятную для шестнадцатилетней свободу и трудно объяснимую для сего возраста гармоничность.
Благодаря Виталию Науменко, французы поверили в то, что поэзия, живущая в Сибири, не только своеобычна, но еще и в высшей мере интеллектуальна.
Благодаря Анатолию Кобенкову, французы в очередной раз подивились тому упрямству российской музы, из-за которого она по сей день не расстается с рифмой.
Если учесть, что представители поэтической Франции полны решимости продолжить дружеские связи с сибиряками (количество переводов их сочинений на французский увеличивалось с каждым фестивальным днем), то можно без натяжки заявить: отныне стихи, рожденные Сибирью, прописаны в Европе всерьез и надолго.