Вы здесь

Плитченко Александр

Плитченко Александр Иванович (1943—1997) — русский поэт. Автор нескольких стихотворных книг, а также переложений алтайского и якутского эпосов, поэтических переводов с турецкого, алтайского, якутского, тувинского, бурятского, венгерского, польского, немецкого, монгольского языков.

Публикации автора:

В городе моем светло

Передача, посвященная Александру Плитченко

 

В 1999-м, когда в эфире «Радио “Слово”» прозвучала передача, посвященная Александру Ивановичу Плитченко, его уже два года как не было в живых. Но остались (и остаются) его стихи, переводы, публицистика, проза. Остались люди, близко знавшие Александра Ивановича, любившие его. Функционировали (тогда еще) какие-то проекты, начатые им, — такие, как журнал «Сибирская горница», Сибирское отделение издательства «Детская...

Свет бородинский за Уралом / Поэзия : №04 - апрель 2013
Лишь с этим человеком, из нашего мира ушедшим, некая особая связь у меня сохраняется до сих пор. Это Александр Плитченко. Именно Плитченко ввел меня в литературу, ввел как друг, на пороге предупредив об опасностях и неожиданностях внутри этого шумного игорно-питейного дома...
Мы познакомились в 1981 году в редакции «Сибирских огней», что находилась в здании Совнархоза на Красном проспекте, 82, это был, безо всяких преувеличений, — сибирский Олимп. Плитченко было 38 лет, мне, соответственно,...
Лунная ночь / Поэзия : №04 - апрель 2003
Когда-нибудь в 21 веке, во время инвентаризации сибирской поэзии, откроется вдруг огромная поэтическая провинция с десятками светлых имен, одно из которых неудержимо притянет к себе, как свет в ночном окне — Александр Плитченко. Он и при жизни своей был всероссийски известный мастер, но в его поэтической известности присутствовала какая-то неистребимая глубокая тишина, издревле сопутствовавшая всем истинным талантам. Шумит под весенним ветром плитченковский зеленый Сад, распускаются листочки на всех его 25 поэтических сборниках и на десятках, сотнях книг других поэтов и писателей, щедро поддержанных, окормленных А.И. Плитченко, ибо его светлая душа была милостива ко всем, ибо он был как старший брат в большой семье, делившийся со всеми тем кислородом, которого не хватило его...