Вы здесь

Дугаров Баир

Дугаров Баир Сономович родился в с. Орлик Окинского района Бурятии. Автор многих поэтических книг. Лауреат Государственной премии Республики Бурятии в области литературы и искусства, кандидат исторических наук. Публиковался в журналах «Байкал», «Октябрь», «Сибирские огни», стихи переводились на монгольский, латышский, английский и другие языки. Член Союза писателей России. Живет в Улан-Удэ.

Публикации автора:

Азийский аллюр / Поэзия : №06 - июнь 2013

ЭХО
Два полушарья Земли — словно две первозданные юрты,
Дымкой галактик одетые, слитно в пространстве плывут.
Утро кентавровых саг, золотые уста Заратустры,
Ультрамарин поднебесья и вещей травы изумруд.
Эра могучих сказаний зачем мою песню тревожит?
Эхо анафор степных ощущаю дыханьем своим.
Лад стихотворный — от родины. Горы как вечный треножник.
Ланью промчались столетья. Небес можжевёловый дым.


ЛЕБЕДЬ
Леди небес — моя белая Лебедь …
Лепет лесных лепестков собираю в элегию снов и легенды.
Лезвие молний...

Листки календаря / Публицистика : №11 - ноябрь 2008

Перевожу «Намтар» Миларайбы. Уже его 12-е стихотворение.
Параллельно перевод Ch. Bell «Religion in Tibet» (по страничке в день).

06.01. Среда
Вечером встретились с Любой Ильиной. Посидели у Максима Эрдынеева, художника-чеканщика, пошли к Алле Цыбиковой. У нее прекрасная мастерская. Показывала новые работы. Среди новых — этнографического характера. Затем бурятское ню (Четыре времени года. Обнаженная женщина с зеркальцем).
Установилась своя манера письма. Замечания Алла выслушивает внимательно,...

Как свет луны улыбка Шакьямуни / Поэзия : №11 - ноябрь 2006
О, как гром сотрясает ночную равнину и лес,
обнажая сиянием молний края небосклона,
и все мнится, что Неба отцовский серебряный пест
вновь пронзает Земли золотое от вечности лоно.

Пробегает по телу планеты могучая дрожь,
и приходят хребты и долины на миг в содроганье.
И струится неистово, пенясь в пространстве, прадождь,
животворный исток и божественный стих мирозданья.


* * *
М. Б.
В пространстве сверкают зарницы
ушедших в забвенье времен.
И вой евразийской волчицы
со всех обступает сторон.

И мир...
Северный лотос / Поэзия : №07 - июль 2004
НАЯН-НАВА

Наян-Нава, Наян-Нава —
есть на земле простор такой.
Наян-Нава — растет трава,
Наян-Нава — снега и зной.

Наян-Нава — скакун летел.
Наян-Нава — кочевник пел:
«Где расседлаю я коня,
там дом и родина моя».

Наян-Нава, Наян-Нава —
напев волнует и меня.
Есть на земле, как острова,
обетованные края.

Наян-Нава, Наян-Нава...
А может, это тот простор,
где Кукунура синева
у Гималайских блещет гор.

А может, это ширь земли
и горизонты степняка,
где юрты белые вдали
уходят ввысь, как облака.

Наян-Нава,...
Нимб Намжила Нимбуева / Критика : №03 - март 2004

В один из осенних дней 1971 года пришла весть о смерти Намжила. Невыносимо было поверить в случившееся. Совершенно непроизвольно у меня вырвалось четверостишие, которое я записал тогда на каком-то листке. Недавно, роясь в своих бумагах, я нечаянно обнаружил это стихотворение:
Голос песни возник и
в пространстве исчез.
Бродит черное эхо под сводом небес.
Осыпается холмик могильный
в степи.
Но стихи остаются. Стихи.
Мы с Намжилом — он классом ниже — учились в 3-й школе города Улан-Удэ. Иногда гоняли...

Звезда кочевника / Поэзия : №03 - март 2003
На закате

Блаженствующе солнце на закате
напоминает мне о сукхавати —
буддийском рае.

И нежится в косых лучах пространство.
И каждое мгновение прекрасно,
в пространстве тая.

И стелются до горизонта травы.
И в час вечерний нет светлей отрады
припасть к планете.

И долго слышать слухом обостренным,
как шепчутся в траве под небосклоном
тысячелетья.



Морин-хур

Хурчин погладит, как ребенка,
свой морин-хур, простой и нежный,
и поплывет напев негромко
над серой плоскостью безбрежной.

И закурится дымкой синей
печаль...
В одиноком предчувствии ночи… / Поэзия : №02 - март-апрель 2000
Легенда

В звездный час голубого покоя
на просторе ночной тишины
родилась ты от запаха хвои
и осеннего света луны.

Но законы отцовского рода
на безмолвье тебя обрекли.
И душа твоя — лань небосвода —
стала узницей грозной земли.

И, чужому молясь поднебесью,
все твои сыновья разбрелись.
Позабыв материнскую песню,
в смертном бое друг с другом сошлись.

И печальной звездой с небосклона
мать глядела прощально на них.
И земля приняла в свое лоно
прах воителей, добрых и злых.

И с тех пор средь степного...