Вы здесь

Дворцов Василий

Дворцов Василий

Публикации автора:

Земля. Вера. Человек / Публицистика : №05 - май 2006

Русскую землю русской делает Русский народ. Вся история созидания и расширения нашего великого Государства утверждает: именно «село» являлось главным принципом освоения Русью своих пространств, ибо именно с приходом русских в Дикой Степи или Кулунде, на Тереке или Шилке начиналось земледелие. И эти неоглядные пространства с крайне разряженным заселением соединялись и увязывались на века через православную веру, утверждая изначальную нераздельность, корневую тождественность слов...

Отцы и дети лейтенанта Шмидта / Публицистика : №08 - август 2005

Глава Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой заявил, что подаст в суд на своего непосредственного начальника, министра культуры Александра Соколова, так как министр обвинил своего подчиненного в том, что тот действует против интересов России практически в любом вопросе.
В столице назревает культурная контрреволюция, ибо низы не могут, а верхи не хотят жить по старому. В столице назревает. А в провинции?

Происходящее в наши дни в театрах и на концертных площадках...

Россия и Чечня: личность и тейп / Публицистика : №01 - январь 2005

Четвертые сутки за окнами вагона плывет, меняя осенние цвета, вздуваясь и опадая, заливаемая дождем и осиянная солнцем панорама Великой России. Лимонно-золотую березовую осыпь Западной Сибири сменяют черные еловые гребни Урала, ржаво-сиеновые дубки Уфы отступают перед мелкой вязью совсем еще по-летнему зеленых саратовских акаций, а на подъезде к Волгодонску в небо острятся пирамидальные тополя. Большие и малые города, придорожные деревни, хутора, переезды — и глаза, расширенные глаза...

Окаяние / Проза : №08 - август 2004

ЧЕТВЕРТЬ ТРЕТЬЯ. ОСЕНЬ.
ГЛАВА ПЯТАЯ
Хорошая вещь «копейка». Такая желтая-желтая, такая своя-своя. Купленная у инвалида, у которого она практически простояла все двенадцать лет в гараже. Дедок-то и пользовался ею только летом. От гаража до дачи. Движок тянет ровно, нежно, и даже этот, уже пятикилометровый подъем нисколько не чувствуется. Сергей только свечи поменял, а так все родное. После поворота вышли на плато. Далеко позади голубели две вершины, огибаемые ртутной ниточкой стремительной...

Окаяние / Проза : №07 - июль 2004
И пошелъ Каинъ отъ лица Господня и поселился въ земле Нодъ, на востокъ отъ Едема.
И позналъ Каинъ жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построилъ онъ городъ; и назвал городъ по имени сына своего; Енохъ.
У Еноха родился Ирадъ; Ирадъ родилъ Мехiаеля; Мехiаель родилъ Мафусала; Мафусалъ родилъ Ламеха.
И взялъ себе Ламехъ две жены: имя одной: Ада, и имя второй: Цилла.
Ада родила Iавала: онъ былъ отецъ живущихъ въ шатрахъ со стадами.
Имя брату его Iувалъ: онъ былъ отецъ всехъ играющихъ на гусляхъ и...
Вечный лик и харя времени / Публицистика : №04 - апрель 2004

Как-то, когда-то, в Пюхтицком Успенском монастыре, где я Великим постом нес послушание в иконописной мастерской у матушки Митрофании, зашла беседа об удивительном для наших дней длительном испытании желающих принять постриг: от послушницы до мантийной монахини там проходило двенадцать-пятнадцать лет. А до того нужно было еще пару лет прожить на положении паломницы. Пюхтицы, Кюремяэ — округлый могучий холм над пересыпанными камнями, сирыми эстляндскими болотами. Женский монастырь...

Ангел Ангелина / Проза : №07 - июль 2003
…и наступил момент, когда Макс Стельмах почувствовал себя самым неудачливым человеком лета одна тысяча девятьсот семьдесят девятого года.

Самым несчастным. А разве ж мыслимо кому выдержать столько крушений за какой-то один месяц? Ведь были уже отданы школе последние приветы, и первоклашка, сидя на его плече, отзвонила в чуть слышный колокольчик. И было по полной отплясано с ребятами на выпускном под «Самоцветы» и «Ариэль», а потом до самого рассвета, в белых рубашках и белых платьицах,...
Манефа / Проза : №06 - ноябрь-декабрь 2000
МАНЕФА

Мать Манефа крохотными, то шаркающими, то хлюпающими, шажочками пробиралась вдоль бесконечного реечного забора. Грязь была непролазная, какая только и бывает в северном сибирском селе самой глубокой осенью. Тяжелые грузовики-вездеходы вдрызг размесили раскисшую за два месяца глину, глубокие колеи напоминали залитые водой брошенные окопы и воронки неизвестной войны, и для пешеходов остались только тонюсенькие прерывистые тропки по самым краям оголившихся мокрых палисадников. И темнота,...