Вы здесь

Тотальный автопробег. 16-18 марта. Иркутск – Листвянка – Иркутск – Тайшет

Дорожные записки Игоря Маранина с автопробега «Владивосток – Таллин», организованного в честь «Тотального диктанта».

16-17 марта. Иркутск – Листвянка – Иркутск

Листвянка – популярное место отдыха в 60 километрах от Иркутска. Мы прибыли сюда, переночевав в Иркутске, и едва смогли найти место для парковки: в выходные иркутяне массово едут сюда даже зимой: кататься на коньках и катерах на воздушной подушке, бродить по льду и просто сидеть на набережной со стаканом горячего кофе, любуясь потрясающими видами закованного в лёд озера. Иных гуляющих горожан можно было увидеть в паре километров от набережной, а может и дальше. Расстояния здесь обманчивы: горы на другом берегу кажутся близкими, но до них, по рассказам местных жителей, 80-100 километров.

Ангара – единственная крупная река, вытекающая из Байкала. Зимой границу между ней и озером легко определить по краю ледяного панциря, из под которого вырывается на свободу мощный поток воды. Подходить близко к этой границе опасно, можно сорваться, и хищная Ангара утащит тебя на дно. Выросшему на Оби человеку трудно представить, чем один лёд может отличаться от другого, но Людмила Ивановна Горбунова (профессор, главный филолог диктанта в Иркутске) оказалась расстроена и сокрушенно качала головой: не тот нынче лёд, замело его снегом перед приездом гостей – ни прозрачности, ни красивого оттенка.

Но мы приехали сюда работать: вскоре в первый раз за всю историю Листвянки у береговой кромки байкальского льда одни люди проверяли грамотность других. И эти другие радовались, как дети! Люся («Ну какая из меня Людмила Германовна?»), главный координатор «Тотального диктанта» в Иркутске, ворвалась в нашу кочевую жизнь, словно фаербол – яркий огненный шар, полный неистощимой энергии. Она была стремительна, она светилась изнутри, она лучилась энергией и идеями. По пути в Листвянку она уговаривала Людмилу Ивановну разводить на даче альпаку – южно-американское животное с длиной шеей, с которого стригут шерсть точно также, как с российских овец. Людмила Ивановна вежливо отмахивалась: ну какая в Сибири альпака? Но перед напором Люси устоять невозможно: через десять минут профессор Горбунова была согласна даже на амурского тигра и нильского крокодила. С такой же энергией Люся организовала все наши мероприятия в городе – выезд в Листвянку, уличные площадки, эфир на местном радио, лекцию, экскурсию на Конный остров и вечерний ужин в экскурсионно-историческом квартале города. Просветительская работа команды не прекращалась ни на минуту. Даже во время радиоэфира филолог Елена Вячеславовна Арутюнова устроила опрос: как правильно пишется слово мелоч_вка: через «ё» или через «о»? Оставим эту информацию без ответа, пусть читатели наших заметок тоже примут участие в тесте «Тотального пробега». Только чур не гуглить! Мы же с вами честные люди, правда?

У Иркутска – человеческий масштаб. Центр его не погребён под небоскрёбами, не залит по самое небо стеклом и пластмассой, не обшит дешевым сайдингом – он весь из дерева и камня. Так удивительно было увидеть столько деревянных домов в центре большого города! Возвращаться в гостиницу и пройти мимо аккуратно сложенной поленницы! Увы, состояние многих старых зданий плачевно. Деревянный город умирает (а в некоторых местах дома жгут, чтобы освободить дорогостоящую землю в центре). Иркутск словно замер в какой-то точке и не понимает, куда двигаться дальше. Имея колоссальные возможности для развития (Транссиб, близость Байкала, достопримечательности для развития туризма, интеллектуальный и экономический потенциал), город никак не может составить конкуренцию более развитым соседям: «мы уже всё проиграли: давным-давно Новосибирску, а затем и Красноярску».

В городе потрясающая культурная атмосфера: здесь невероятно сложно достать билеты в театр, их приходится бронировать за несколько месяцев. Привыкших ценить всё настоящее иркутян несколько удивляет ажиотаж туристов вокруг личности Колчака и памятника ему (адмирал был расстрелян в городе), когда есть множество более интересных исторических событий, связанных с городом. Два самых посещаемых иногородними туристами места – 130-й квартал и Конный остров. 130-й квартал – место аутентичного старине новодела и реставрированных зданий, открывающееся памятником знаменитому иркутскому бабру. Памятник – хорош (а сама история, связанная с ним, просто великолепна), но концепция квартала спорна. На мой личный взгляд она не воссоздает целостный образ старого деревянного квартала, а выглядит кучей-малой из совершенно разнородных построек.

Мы очень тепло прощались с Иркутском и его людьми: прогулкой по городу, катанием на «Чёртовом колесе» и ужином в кафе 130-го квартала. Пожалуй, это был один из самых восхитительных вечеров нашего путешествия.

 

18 марта. Тайшет

К северо-западу от Байкала центробежные силы устремляются в города-миллионники – Красноярск и Новосибирск. Дорожный указатель на Новосибирск был замечен нами сразу после Иркутска. Но прежде больших городов команде предстояло остановиться на ночь в Тайшете. Время было вечернее, сгустились сумерки, и единственным доступным местом для традиционной уличной акции «Тотального путешествия» оказался вход в местный универмаг. К моему удивлению, тайшетцы не только живо откликнулись на необычную акцию, но и сами атаковали нас вопросами и рассказами.

– Представляете, – жаловался высокий мужчина в тёмной аляске. – Они говорят «еся» вместо «есь»! На совещании у начальства звучит «обращайтеся» и «обойдётеся» – это же совершенно возмутительно!

На этапе от Иркутска до Красноярска я исполнял роль филолога, поэтому именно мне пришлось отвечать на следующий вопрос:

– Уместно ли сегодня обращаться к женщине со словом «девушка»? Ведь в царской России это слово использовалось для обращения к прислуге? («Эй, человек, пусть девушка нам пиво принесёт!», – прокомментировал этот вопрос отличным примером К. Бояндин в сети facebook).

Что я ответил? Не скажу! Лучше вы ответьте на этот вопрос сами.